Go to content Go to navigation Go to search
lomasm-информационные технологии как связаться с lomasm it creative

Пришли якуты, пообещали "вытянуть" жилу

ЗАВЕРШИЛИСЬ конкурсы, объявленные Новосибирской обладминистрацией и Центросибгеолкомом, на разработку трех золотых месторождений в Маслянинском районе. Известны их победители: россыпное месторождение по реке Матренке «отдано» артели «Суенга» (запасы россыпи здесь – почти 400 килограммов золота); россыпное месторождение по реке Кинтереп будет разрабатывать самое крупное золотодобывающее предприятие области «Егорьевский карьер» (запасы этого месторождения специалисты оценивают в 900 килограммов). Но наибольший интерес, безусловно, вызвал конкурс на разработку так называемой жилы N 13. Его победителем стала якутская фирма «Индигирка». По предварительным исследованиям, его ресурсные запасы составляют около 24 тонн золота.
Повышенный интерес к «жиле N 13» понятен. Если россыпное золото на территории Новосибирской области начали намывать еще 150 лет назад, то коренное пока вообще не добывалось, и та же 13-я даже до конца не разведана. Чуть ли не сто лет назад попытались провести геологическую разведку англичане, но что-то тогда у них не заладилось. Первоначально интерес к конкурсу проявили четыре фирмы, но на рассмотрение свои технико-экономические обоснования представила только «Индигирка». По словам председателя Центросибгеолкома Олега Иванова, закон позволяет проводить конкурс даже при одном соискателе. Если его претензии покажутся лицензионной комиссии достаточно обоснованными, то она направляет рекомендацию в органы государственной власти. Что, кстати, уже сделано в отношении «Индигирки». Трудно предположить, что областная администрация откажет в разрешении фирме начать промышленную разработку «жилы N 13». Заинтересованность властей понятна: пришли якуты, попросились поработать на нашей земле, причем денег на это не потребовали. Более того, за свою работу они сами согласны постоянно выплачивать налог на добычу, который может быть от 4 до 10 процентов от суммы реализации золота, и внести первоначальный многомиллионный взнос (бонус) в бюджет области. Ну, не говоря уже об остальных обязательных налогах, существующих в горном деле. Сколько именно рублей составят эти 4-10 процентов, сказать можно будет только после того, как сами разработчики проведут геологоразведочные работы – таково условие «сквозной» 25-летней лицензии – и представят органам власти свои сведения о возможных запасах. До начала самой промышленной эксплуатации не близко. Олег Иванов предполагает, что минимальный срок – года три-четыре. Если обладминистрацию удовлетворит дееспособность и финансовая состоятельность фирмы, а фирму в свою очередь удовлетворят запасы коренного месторождения, то тогда фирма обязана будет опять же за свой счет построить в районе горно-обогатительную фабрику (что не может не вселять надежду в местных жителей). И уж потом начнется промышленная добыча. Обладатель лицензии получит право добывать тонну и более золота в год с тем, чтобы в дальнейшем реализовывать его государству по фиксированной цене.
Но факт проведения подобного конкурса в Новосибирске важен еще и по другим причинам. Во-первых, учитывая трудности, которые испытывает в последние годы вся золотодобывающая промышленность России из-за многомесячных задержек государством оплаты готовой промышленности, становится понятно, почему аналогичные конкурсы не вызывают ажиотажа среди предпринимателей и зачастую объявляются несостоявшимися. По сути дела, если победитель и определяется, то он решается на дорогостоящий инвестиционный проект с большим сроком окупаемости, причем с определенной долей коммерческого риска: и запасы могут оказаться не настолько велики, и государство затянет с оплатой. Практика показывает, что до сих пор российские предприниматели с большей долей осторожности относились к участию в подобных проектах. А во-вторых, прошедший конкурс знаменателен еще и тем, что он таки состоялся в нашей области, которая никак не относится к ряду наиболее богатых на природные ресурсы регионов.
Стас ПОЛЯКОВ, «Новая Сибирь»