Go to content Go to navigation Go to search
lomasm-информационные технологии как связаться с lomasm it creative

Обнаружение мошеннических схем в бизнесе

Стадия первая. Формируется замысел «операции». Под него в России и за рубежом регистрируются фонды, фирмы в виде закрытых акционерных обществ, товариществ с ограниченной ответственностью или индивидуальных частных предприятий. Изготавливаются их реквизиты (бланки, печати, штампы). Зарубежные участники, как правило, имеют в качестве юридического адреса место жительства своих учредителей. Их название может вызывать ассоциации с названием широко известных и солидных зарубежных корпораций, мягко намекать на их прямые родственные связи (к примеру, в 1991 году один из «видных российских бизнесменов» изобрел себе в качестве партнера фирму Hyundai Security Ltd., которая не имела ровно никакого отношения к известному корейскому концерну, хотя и выдавала себя за его дочернее предприятие). Известны также случаи, когда инофирма не создавалась вообще, а все ее атрибуты начиная от учредителей и кончая юридическим адресом были вымышленными. Однако бланки, печати и штампы изготавливаются и при данных обстоятельствах в обязательном порядке. На этой же стадии развития основного замысла «операции» изобретается легенда, «логично» объясняющая происхождение значительных денежных средств и причастность к ним мошенников, фабрикуются соответствующие «документальные подтверждения». Как правило, наиболее популярны версии о «деньгах партии», «засекреченных фондах советских спецслужб», «не желающем афишировать себя консорциуме 100 крупнейших банков мира», «неистребимом желании крупного пенсионного фонда втайне от клиентов расстаться со свободными средствами», «продаже корпусом морской пехоты долговых обязательств правительства Соединенных Штатов» и т.д. и т.п. Но чаще всего изобретательные злоумышленники выступают в роли «строго засекреченных агентов» Федеральной резервной системы США, «нелегально работающих во всех регионах мира» и якобы имеющих право… не на убийство, конечно, как известный супермен Джеймс Бонд, а на«свободное оперирование суммами в несколько десятков миллиардов долларов». Для того чтобы читатели поняли реальность влияния таких историй на собеседников, необходимо небольшое отступление. Из компетентных работ по судебной психологии и психиатрии, базирующихся на всестороннем обследовании лиц, осужденных за мошенничество, известно, что эти люди являются прирожденными психологами, обладают неоспоримыми способностями к ролевой деятельности и перевоплощению, исключительным красноречием и даром убеждения, быстрой реакцией, находчивостью и изобретательностью. В своем роде это талантливые люди. Многие из них настолько вживаются в роль, что в тот момент, когда они говорят неправду, то сами в нее верят. Вместе с тем при распознании необходимо учитывать, что многие мошенники страдают неврастенией, комплексом неполноценности и стремятся к постоянному самоутверждению не только в главном, но и в мелочах. (Так, один установленный мошенник безо всякой на то необходимости выдавал себя за мастера спорта международного класса по дзюдо и члена сборной команды бывшего СССР по этому виду спорта, хотя в действительности имел первый спортивный разряд и был запасным номером в юношеской команде одной из бывших союзных республик. На самом же деле он проходил срочную военную службу в спортивной роте, но имел неудержимое желание самоутверждаться и выдавал себя еще и за бывшего бойца спецназа ГРУ.) Стадия вторая. Коротко ее можно назвать «поиск первой жертвы». Все мошенники понимают, что выходить с предложениями об инвестировании из-за рубежа «накопленных там колоссальных ресурсов» напрямую и открыто просто нелогично. С ними никто не знаком, у них нет вызывающего доверия имени и практически никакой репутации в деловом мире (за исключением, может быть, имевшихся ранее судимостей). Поэтому нужна «первая жертва». Как правило, на этой стадии злоумышленники стараются установить престижные знакомства на нейтральной основе, сфотографироваться с известными людьми, обменяться с ними визитными карточками. После этого уже можно уверенно говорить, что «мы на короткой ноге с одним из членов правительства», «Иван Иванович одобряет предложенную нами схему», «под руководством министра работает особо засекреченная комиссия», «академик уверен, что только так можно накормить россиян» и т. п. А если при этом еще и демонстрируются соответствующие фотоснимки, то у особо доверчивых все сомнения пропадают. Но все это — половина дела. Еще важнее суметь заручиться реальной поддержкой одной из известных личностей, вот тогда успех почти обеспечен. В жизни это случается чаще, чем хотелось бы. К примеру, один из таких изворотливых, некий М., имея за плечами четыре судимости (в том числе за мошенничество и грабеж), втерся в доверие к вице-президенту одной из стран СНГ и стал его внештатным помощником по экономическим вопросам. Пользуясь доверчивостью патрона, М. глубоко залез в «закрома родины», а потом бежал от следствия в одну из европейских стран. Иностранец Р., выдавая себя за солидного предпринимателя, обещал руководителю одного постсоветского государства сделать процветающей одну из свободных экономических зон, однако оказался международным мошенником, по следам которого шли полицейские службы трех стран, а Интерпол объявил его в розыск. Наш соотечественник А. в течение полутора лет безбедно паразитировал на кредитах коммерческих банков, кормил небылицами должностных лиц и представителей четвертой власти, а потом сбежал из-под ареста в одно из сопредельных государств. Пока его сущность там не разгадали, поработал советником президента по внешнеэкономическим связям. Генеральный прокурор этой страны даже просил освободить его от уголовной ответственности в России. Затем было как обычно… А. снова бежал, теперь уже в дальнее зарубежье. Там немного строже с законностью, и он уже коротает время в долговой тюрьме, а правоохранительные органы России ведут переговоры с коллегами на предмет последующей выдачи А. в руки нашей Фемиды. Подобные случаи действительно нередки. Все они объединены одним простым правилом: «первая жертва» (человек уважаемый, творческий, но легко убеждаемый, абсолютно не разбирающийся в экономике и финансах) должна поверить в «легенду», стать ее активным сторонником и лоббистом. Затем уже он сам принимает решения, пишет письма в поддержку, проводит деловые встречи. В итоге убежденные авторитетом «первой жертвы» предприятия, регионы, министерства и ведомства пишут гарантийные письма, передают в залог под обещания о направлении инвестиций реальную собственность. Стадия третья. Эту стадию можно назвать решающей. На этой стадии юридические лица, давшие залоговые обязательства, становятся реальными жертвами, так как никаких инвестиций они никогда не получат. Вместо этого им будут долго рассказывать о неожиданно возникших трудностях, изменении политических реалий, о том, что «первые транши уже в пути», но в республике N произошла гражданская война, военный переворот, стихийное бедствие или эпидемия холеры, — словом, вмешались объективные обстоятельства. Раздастся несколько телефонных звонков с извинениями, возможно, поступят успокаивающие факсы. Но все это будет входить в сценарий. В это время под их обязательства мошенники получат в одном из отечественных или зарубежных финансовых учреждений несколько миллионов долларов и… исчезнут. Когда наступит время расплаты, то она ляжет на плечи тех, кто так наивно рассчитывал на инвестиции. А «первые жертвы»? Они будут искренне переживать о случившемся и с сожалением говорить: «Странно… а производили впечатление солидных бизнесменов». Выводы. Чтобы не стать жертвами мошенников, необходимо всегда опираться на помощь специалистов (финансистов, экономистов и юристов), имеющих опыт в области международного сотрудничества и знающих, что никто и никогда в серьезном бизнесе не предлагает сегодня подписать взаимные обязательства, а завтра получить «за просто так» несколько миллиардов долларов. При проведении прединвестиционного анализа всегда соблюдаются стадии определения возможностей (opportunity studies), предварительного ТЭО (pre-feasibility studies) и окончательного ТЭО (feasibility studies). Никто и никогда не передает деньги в залог, не поинтересовавшись реальностью гарантий, возвратностью, обоснованностью и глубиной проработки инвестиционного проекта. Но прежде всего при получении заманчивых предложений необходимо внести ясность в вопрос: «Кто есть Who?». Это делается довольно просто и необидно для реальных инвесторов. У потенциальных партнеров нужно вежливо попросить: — нотариально заверенные копии учредительных документов и свидетельства о регистрации с указанием времени, места и регистрирующего органа; — выписку из торгового реестра страны происхождения иностранного юридического лица или иное эквивалентное подтверждение юридического статуса иностранного инвестора в соответствии с законодательством страны его местонахождения; — документ, подтверждающий платежеспособность потенциального зарубежного партнера, выданный обслуживающим его банком (банками) со сроком давности не более шести месяцев; — нотариально заверенные балансы филиала компании в России за последние два-три года или иные официальные материалы о результатах его финансово-хозяйственной деятельности, а также справки налоговой инспекции; — примеры успешного инвестиционного сотрудничества данной организации в Российской Федерации и других странах; — сведения о конкретных источниках привлекаемых инвестиционных средств, наличие или возможность предоставления «комфортных писем» или гарантий банков, других подтверждений легальности источников инвестиций; — сведения о страховых компаниях (фондах), которые планируется привлечь для обеспечения сделки; — лицензию Банка России на право внесения инвестиций в иностранной валюте. Если «иностранный инвестор» не в состоянии предоставить подобную информацию, от работы с ним выгоднее отказаться. 25.08.97