Момент Z.



Момент Z. Этому городу просто повезло – на него с неба ничего не упало, кроме капель дождя. Отсутствие реальной внятной информации, «тихая паника», власти предлагают сохранять спокойствие непонятными рожами из телевизора… Все выжидают, в душе надеясь на лучшее…

+ несколько часов. Никаких изменений. Наступает ночь. Все плюнули и ложатся спать.

+ следующий день. Начинается всеобщая мобилизация. Во дворах уже с утра стоят грязные облупленные ПАЗики, возле них стоят по 20-30 человек мужского пола, курят молча, всем явно за 30. По квартирам ходят похмелившиеся младшие офицеры и сгоняют мужиков с паспортами, военниками и мыльно-рыльным к автобусам, которые, забиваясь до отказа, уезжают в неизвестных направлениях. Во дворе соседнего дома четверо солдат ведут под автоматами парня, лицо которого в крови. Он явно был не рад такому повороту событий, поэтому прибывшим военкоматовцам он, видимо, в не очень деликатной форме отказал. Теперь за это у него из носа идет кровь и он хромает. Начиная с обеда офисы пустеют – всем становится все понятно. В магазинах появляются гигантские очереди, слышны мат и ругань, киоски закрываются, розничная торговля почти пропадает с улиц, начинаются перебои с автотранспортом, маршрутки ходят плохо, цены на проезд подскакивают с 12 до 100 рублей.

+ вечер этого же дня. Начинают закрываться крупные магазины. В очередях мат начинает переходить в драки. Пропала мобильная связь, а за ним и интернет. Вообще. Вот теперь начинает реальная паника.

+ утро вторых суток. Закрываются государственные учреждения. Ползут слухи, начинается скупка всего, что можно купить. Цены взвинчиваются до небес, паника растет. Кроме нескольких гипермаркетов в городе почти ничего не работает, закрываются заправки. Возрастает недовольство. Власти увеличивают количество милиции на улицах. Общественный транспорт встал, таксисты становятся богачами. Власти вводят чрезвычайное положение, но никто не понимает, что это.

+ вечер вторых суток. Выключили свет. На 3 часа. Потом вновь включили.

+ третьи сутки. Власти вводят комендантский час, с 23.00 до 3.00. В последнем работающем гипермаркете «Лента» по неизвестной причине вспыхивает пожар, из-за давки погибает несколько десятков человек. Закрыты ВСЕ заправки. Что-то купить практически нереально. В городе постоянный вой сирен, вместе с полностью вооруженными милицейскими патрулями начинают дежурить военные. Ближе к обеду неизвестно откуда взявшаяся и пролетевшая по ул. Боевой и Адмиралтейской колонна тяжелой бронетехники, громя асфальт, исчезла после поста в мкр. Бабаевского. Начинается ужас. Закончилось производство продуктов. Все заведения закрыты.

+ вечер третьих суток. На улицах появляются сомнительные толпы нелицеприятных граждан, первые факты погромов магазинов. Свет выключили. Сразу выключенной оказалась вода и газ. Ночью в абсолютной темноте слышны одиночные выстрелы и звон битого стекла.

+ четвертые сутки. Постоянный вой сирен не смолкает, власти начинают нервничать — слышны автоматные очереди в большем количестве. На улицах полно военных с тяжелым вооружением, поговаривают, что вся верхушка власти в стране погибла в первые минуты… На улицах толпы беспорядочно мечущихся людей — растёт непонимание происходящего и паника. Массовые беспорядки приобретают огромные масштабы. Погромы магазинов предшествуют их пожарам. Вся ул. Кирова до пересечения с набережной 1 Мая горит. Из-за страха в толпе растёт агрессивность. С наступлением темноты по улицам бродит смерть.

+ пятые сутки. Нет никакой информации и централизованного управления. К власти на местах приходят силовики и организуют охрану спецобьектов, складов, резервуаров с топливом. Днем много народу находится на речке – набирают воду, везде во дворах виднеются костры – готовят оставшуюся пищу. Кто-то пустил слух, что военные будут раздавать гуманитарную помощь. Улицы перестают патрулироваться. В районе АЦКК кружат военные самолеты. Ночью неизвестные уничтожают несколько военных патрулей, после чего впоследствии комендантский час перестает соблюдаться. С улиц трупы перестают убирать.

+ шестые сутки. Возникают неконтролируемые толпы, начинаются погромы и полный беспредел, группировки и банды подростков и «крепких парней» наводят ужас на улицы, как правило — несемейные, активные и агрессивные, вооруженные битами, гладкостволом, а кто-то и чем посерьёзнее… Еда на исходе. Начинается паническое бегство из городов на личных машинах, но на магистралях пробки, мат, разборки на кулаках и не только.

+ неделя. Никакой гуманитарной помощи нет. И не будет. Все стараются резко вооружиться. Начинаются постоянные нападения на редеющие ряды милиции и военных в целях приобретения оружия. Армия охраняет уже только свои склады и объекты – город становится предоставленным сам себе… Все, кто в состоянии идти, уходят; кто остается – превращают свои квартиры в укрепленные бункеры. Река принесла с верховьев первые рентгены…

+ вторая неделя. Нарастают массовые грабежи оставленных, а потом и не оставленных квартир, разгораются пожары — почти весь Кировский район в постоянном дыму. Военные, совершающие рейды в город, сперва стреляют, а потом задают вопросы. Пойманных мародеров расстреливают на месте. Везде стоит запах нечистот и разложения.

+ третья неделя. Формируются серьёзные вооружённые группировки, пойдёт раздел территорий и зон влияния. Огромные толпы голодных и напуганных городских жителей со своими пожитками бросятся по деревням, где их будут ждать вооружённые отряды сельского ополчения самообороны – потому, что сёла тоже хотят жить, более того, они это умеют, и им есть что терять. Стоять будут насмерть. В городе на безлюдных улицах полно трупов умерших от голода и болезней, в районе к/т «Октябрь» взрывают машину, начиненную тротилом и шурупами – через несколько часов разгорается стрельба в районе Больших Исад. Крайне малочисленные люди передвигаются либо ночью, либо быстрым бегом. Первые факты каннибализма.

+ месяц/второй. Кто-то бежавший решит вернуться, но в городе он уже аутсайдер. Выжившие формируют общины по месту дислокации, т.е. по месту жительства или принадлежности к группировке. Многие переселяются жить в Кремль, на его территории разбито множество палаток. «Кремлевская» братия начинает контролировать воровство в городе.

+ 3 месяца/полгода. Городские банды и группировки совершают организованные рейды по сельским окрестностям в 100-километровой зоне. От одиночек, стай и группировок идёт переход к локальным общинам с лидерами, сформировавшим свою организацию, законы, инфраструктуру и вооружённые силы. Зарождается меновая торговля. Свирепствуют массовые болезни, рождаются первые дети с мутациями…

  • 0
  • 21 января 2012, 22:40
  • Kamerad

Комментарии (0)

RSS свернуть / развернуть
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.

Блоги, group "RUINY", Момент Z.