Go to content Go to navigation Go to search
lomasm-информационные технологии как связаться с lomasm it creative

Трехлетняя война между Центробанком и ФКЦБ уже устойчиво ассоциируется с конфликтом двух чиновников

Кутузов нашего времени. Антон Пришвин. Разборки в высших эшелонах власти продолжают набирать обороты. На этот раз боевые действия развернулись на, казалось бы, совершенно неподходящем поле — государственные мужи схлестнулись насмерть в академическом споре о концептуальных подходах к депозитарной деятельности. Однако, как это часто бывает, за хитроумными юридическими построениями скрываются материальные интересы. Из укрытия главным калибром. Трехлетняя война между Центробанком и ФКЦБ уже устойчиво ассоциируется с конфликтом двух чиновников — зампреда ЦБ Андрея Козлова и председателя ФКЦБ Дмитрия Васильева. Спор их зашел в тупик, и два месяца назад в него вмешался Анатолий Чубайс. Не мог не вмешаться: бесконечные прения поставили под вопрос функционирование российского фондового рынка. И первый вице-премьер приказал свару прекратить. Вроде бы делу конец. Дмитрий Васильев из-за явного перевеса оппонентов сдал чуть ли не все свои позиции. Сдал даже то, что не просили. Но «потеря сражения не есть поражение в войне». Как некогда светлейший князь Кутузов-Смоленский, г-н Васильев с максимальной эффективностью использовал свое стремительное отступление и последовавшую за ним передышку. Пока оппоненты праздновали победу (как некогда Наполеон взятие Москвы), в теоретическом споре об основах депозитарной деятельности грянули главные калибры. Прямо или косвенно в нем теперь участвуют Рем Вяхирев и Юрий Лужков, Анатолий Чубайс и Борис Немцов, а с прошлой недели так даже и Виктор Черномырдин с Борисом Ельциным. Выше только звезды. Наивно думать, что все перечисленные (и многие неперечисленные) люди с цифрами в руках прикидывают преимущества и недостатки американской или европейской депозитарных моделей. Никому это не нужно. В конце концов, можно с уверенностью сказать, что при определенных затратах в России можно построить как ту, так и другую. И любую их комбинацию. И построенная система будет работать. Вся разница в том, что зачатки одной системы уже есть, а другую придется строить почти с нуля на деньги налогоплательщиков. Тогда в чем же дело? Прежде всего в том, что концепция депозитарной системы — это правила игры на рынке капиталов, которые обслуживают, в частности, и перераспределение собственности. А что такое правила игры, можно хорошо усвоить из опыта проведения залоговых аукционов и инвестконкурсов. Это вообще. А в частности — у каждого есть и свои интересы, не всегда очевидные. Вот только один пример. Договор на передачу в траст госпакета акций «Газпрома» самому РАО до сих пор не подписан. Но, согласно законодательству, для получения акций в управление нужно как минимум иметь лицензию ФКЦБ. А ФКЦБ в этот момент озабочена отнюдь не искомой лицензией, а ускользающим контролем над депозитарной системой… Тысячепервая серия. Все «кутузовские» хитросплетения выплыли наружу на прошлой неделе. Но чтобы их по достоинству оценить, надо еще раз вспомнить уже упомянутые события двухмесячной давности. Тогда Минфин и Центробанк, с помощью первого вице-премьера заставившие главу ФКЦБ подписать «Протокол согласования разногласий по вопросам регулирования рынка ценных бумаг», праздновали победу. А Васильев тогда же получил право контролировать рынок акций «Газпрома» и помог мэру Москвы открыть Московскую фондовую биржу — главную площадку по торговле газпромовскими акциями и муниципальными московскими облигациями. Спор о том, насколько приобретения г-на Васильева компенсируют его потери, скоро затих, поскольку сторонних наблюдателей этот вопрос не очень затрагивает. И вот в прошлый вторник утихшие как будто страсти разгорелись снова, на этот раз вокруг «Доклада о концептуальный подходах к месту и роли депозитарной деятельности на современном рынке ценных бумаг». (Немного о подковерной игре. Появился этот документ, на базе которого должна строиться нормативная база депозитарного учета, достаточно поздно, но «в люди» показываться не спешил. Подписанный авторами 1 июля, он утвержден только 9 дней спустя — и не Чубайсом, успевшим уйти в отпуск, а Борисом Немцовым. Ну а уж публике текст доклада презентован почти месяц спустя.) При чтении доклада (как выяснилось потом, текст готовил Андрей Козлов) многим наблюдателям показалось, что Федеральная комиссия отступила намного дальше, чем даже того требовал майский протокол. Дмитрий Васильев, чья подпись вместе с подписями замминистра финансов Олега Вьюгина и председателя Центробанка Сергея Дубинина стоит под документом, фактически отказывался в нем от дорогой его сердцу автономности регистраторского бизнеса: в докладе регистраторы, названные головными регистрирующими депозитариями, являются частью единой системы учета прав на ценные бумаги, а также прав, удостоверяемых этими ценными бумагами. Глава ФКЦБ подписался и под тем, что регистраторы имеют право совмещать профессиональные виды деятельности на рынке ценных бумаг, учитывать одновременно права на ценные бумаги и права, вытекающие из ценных бумаг. В докладе оказалось множество подобного рода новшеств, свидетельствовавших о полной и безоговорочной капитуляции г-на Васильева. Такая сдача позиций показалась очень подозрительной. Хотя наблюдатели и подозревали, что документ этот не очень серьезен: его можно «развернуть» в любую сторону, уж слишком он концептуален. Позже подозрения подтвердились. По словам зампреда ЦБ Андрея Козлова, совместный труд трех ведомств — лишь первый шаг на пути к достижению согласия. В беседе с корреспондентом «Эксперта» на пресс- конференции 24 июля Дмитрий Васильев оценил доклад как документ «только о концептуальных подходах, то есть очень общего плана». По словам главы ФКЦБ, главное достижение этого документа состоит в том, что «все признали, что ценная бумага — вещь сложная… Доклад имеет и свои недостатки. Это его чрезмерная общность. Я беседовал с шестью или семью участниками рынка, и оказалось, что каждый трактует положения документа по-своему». Почему вмешались премьер и президент?. Зная манеру главы ФКЦБ, уступив на одном, отыгрываться на другом фронте, наблюдатели ждали ответных шагов. Они не замедлили последовать. Первая же презентация совместного документа трех ведомств на «круглом столе», организованном 22 июля USAID, куда были приглашены Андрей Козлов и Дмитрий Васильев, прояснила, какие контрмеры принимает комиссия. Как выяснилось, в аппарате президента готовится указ о создании национальной депозитарной системы (который, кстати, уже публично анонсирован и премьером, и президентом). 27 июля истекает срок согласования текста указа различными ведомствами. По словам Дмитрия Васильева, ядром национальной системы станет центральный депозитарий, и на то «есть политическая воля». Сейчас открытым остается лишь вопрос о организационно-правовой форме и о том, кому будет принадлежать центральный депозитарий: либо полностью государству, либо трем группировкам профессиональных участников — Национальному депозитарному центру (учрежден ММВБ и ЦБ), ДКК (принадлежит коммерческим банкам) и ДРС (создан при поддержке ФКЦБ, объединяет региональные депозитарные организации). Глава ФКЦБ привел несколько примеров: в Швеции государство владеет 60- процентной долей в центральном депозитарии, во Франции и Польше центральные депозитарии полностью государственные, а в Америке они принадлежат нескольким частным профессионалам рынка. По словам Васильева, если профессионалы не договорятся до конца этой недели, центральный депозитарий придется сделать государственным. Судя по всему, профессионалам договориться так и не удастся, и указ выйдет в том виде, в котором он существует в проекте. В нем зафиксировано, что ядром национальной депозитарной системы станет Центральный фонд хранения и обработки информации фондового рынка (согласно указам президента, этот центр планируется создать с участием ФАПСИ, на него возложена функция обслуживания рынка акций «Газпрома». — «Эксперт»). А сама система будет состоять из депозитариев, получивших лицензии ФКЦБ на осуществление депозитарно-хранительской деятельности и работающих по стандартам центрального депозитария. При этом Государственная комиссия по защите прав инвесторов на финансовом и фондовом рынках России (в ее состав включены Руслан Орехов, Дмитрий Васильев, Анатолий Ковалев, Александр Хандруев, то есть соотношение сил три к одному не в пользу Центрального банка) определит критерии допуска организаций в национальную депозитарную систему. Эта система также должна выступать в качестве депозитарной сети, обслуживающей государственные пакеты акций, — согласно проекту, до 1 января 1998 года госорганы обязаны передать все госпакеты одному из звеньев этой сети. Самое поразительное, на наш взгляд, из всего этого — факт публичного объявления о готовящемся указе устами и Ельцина, и Черномырдина. Часто ли первые люди страны говорят о таких чисто технических вещах? Приходится предположить, что ученик Кутузова сумел доказать лидерам страны, что эта проблема связана с нынешним этапом передела собственности… Теперь — о подробностях. Подобный проект не мог не вызвать отрицательных эмоций у Центробанка и участников рынка, поддерживающих его концепцию построения единой депозитарной системы. Президент Депозитарно- клиринговой компании Михаил Лелявский и руководители Национального депозитарного центра Галина Стародубцева и Дмитрий Субботин говорили на «круглом столе» примерно об одном и том же. Они поддержали тезис Андрея Козлова о том, что время строить центральный депозитарий в России пока не пришло — оно наступит года через три. Депозитарная система должна развиваться эволюционным путем, поэтому государству не стоит насаживать «сверху» центральный депозитарий. В идеале система выглядит так: разветвленная сеть кастодиальных депозитариев опирается на «хребет» из нескольких взаимосвязанных крупных депозитарных организаций, которые со стороны казались бы инвесторам единым образованием. Абсолютно очевидно, кто именно станет «становым хребтом» депозитарной системы: за последний месяц Национальный депозитарный центр и Депозитарно-клиринговая компания не раз объявляли о переходе на работу по единым депозитарным стандартам. В свою очередь Дмитрий Васильев намерен опереться на других участников рынка — членов ПАРТАД (ассоциации регистраторов, трансфер-агентов и депозитариев) и Депозитарно-расчетный союз. По словам главы ФКЦБ, совместный доклад трех ведомств следует скорректировать: «В докладе ничего не сказано о центральном депозитарии, так что этот документ и проект указа о центральном депозитарии не противоречат друг другу. Однако необходимо продолжать работать над концепцией, не отказываясь от того, что там уже зафиксировано. Очевидным недостатком доклада является то, что к работе над ним не были привлечены сами участники рынка». Как сообщил нашему корреспонденту президент ПАРТАД Петр Лансков, от имени ассоциации он намерен обратиться к Анатолию Чубайсу с письмом, критикующим некоторые моменты доклада, и мягко намекнуть, что при разработке правил для регистраторов и депозитариев следует хотя бы изредка с ними советоваться. Тем более что доклад содержит абсолютно новый глоссарий, включающий такие понятия, как «карта и дерево аккредитационных отношений», «специализированный кастодиальный депозитарий» и т. д., — следовательно, все нормативные акты придется перекраивать коренным образом. В этой войне документов существует и еще один, не менее важный фронт, на котором в последнее время возобновились военные действия. Это стандарты депозитарного учета, принятием которых в срочном порядке озаботились профессиональные сообщества. Позиция «не ломайте своими государственными, насаженными txt_quote_single_openсверхуtxt_quote_single_close стандартами реальный бизнес» очень выгодна. Это очень весомый аргумент в политическом споре, к которому вынуждены прислушиваться государственные органы при разработке нормативной базы. Напомним, что около месяца назад о переходе на единые стандарты объявили НДЦ и ДКК. Правда, по сведениям г-на Ланскова, эти организации пока ведут речь лишь о технических стандартах сообщений, которыми депозитарии обмениваются по электронным сетям. А незадолго до появления совместного доклада трех ведомств ПАРТАД приняла свои стандарты, в том числе требования к технологии внутридепозитарной деятельности. Дмитрий Васильев обещал утвердить их постановлением ФКЦБ. Пока войне двух группировок не видно конца. Каждая из них обвиняет другую в попытках монополизировать рынок депозитарных услуг: ФКЦБ упрекают за то, что она создает новую монополию — центральный депозитарий. В свою очередь коллеги обвиняют НДЦ и ДКК в создании келейного депозитарного рынка для отдельно взятых богатых организаций. Очевидно, что ни Центробанк, ни ФКЦБ сдаваться не намерены. А в это время простые участники рынка так и останутся в полной неизвестности относительно ближайших перспектив своего бизнеса. Как же, господам начальникам некогда, они дискутируют-с. Одно хорошо: конкурс по «Связьинвесту» заканчивается, а потому появляется надежда, что главные калибры в этой брани участвовать перестанут. Источник информации : Эксперт,21.07.97