Go to content Go to navigation Go to search
lomasm-информационные технологии как связаться с lomasm it creative

КРУПНЫЕ АЛЬЯНСЫ РОССИЙСКОГО ТЭК.

19 января было подписано соглашение о слиянии двух нефтяных компаний: «ЮКОС» и «СибнеФть» в единую нефтяную компанию «ЮКСИ». Следом за этим о возможности подобного объединения в самое ближайшее время объявили еще две российские нефтяные компании – «ЛУКойл» и «Сиданко». Большинство аналитиков и обозревателей сразу же стало заниматься «строительством» версий о сугубо политических мотивах и последствиях этих событий. Тем более что рождение нового нефтяного гиганта «освятил» своим присутствием Виктор Черномырдин. Экономическая сторона вопроса как-то отошла на задний план, хотя она является во всяком случае не менее важной. Но если уж Виктор Черномырдин говорит, что считает способ объединения в единую компанию, избранный «ЮКОСом» и «Сибнефтью», «самым надежным и оптимальным», то для этого должны быть веские основания. Самый беглый анализ обстоятельств создания «ЮКСИ», новой и самой крупной нефтяной компании России, располагающей колоссальными запасами нефти (3,2 миллиарда тонн, первое место в мире), огромными объемами нефтедобычи (65 миллионов тонн в год, одна треть всей российской добычи, третье место в мире – уступает только Royal Dutch/Shell и Exxon) и выручкой, равной доходу от приватизации пяти «Связьинвестов» (10,2 миллиарда долларов в 1997 году), показывает: путь действительно оптимальный. Прежде всего для самого председателя правительства, который, по оценке английской «Файнэншл тайме», оказал объединению «сильную поддержку». Безусловно, создание «ЮКСИ» – это экономическое явление. Однако союз Михаила Кодорковского и Бориса Березовского (последний имеет 40 процентов в совместном бизнесе) и по целям, и по мотивам объединения носит исключительно политический характер. «ЮКСИ» – это борьба за еще не поделенную государственную собственность («Роснефть»). «ЮКСИ» – это еще и участие в избрании будущего президента России. Сообщение о слиянии «ЮКОСа» и «Сибнефти» и образовании холдинга «ЮКСИ» положительно повлияло на рынок акций этих компаний и их дочерних структур: на внебиржевом рынке появился интерес к ценным бумагам АО «ЮКОС», сделки с которыми в последнее время практически не совершались. По подсчетам специалистов, «ЮКСИ» займет ведущее место, как среди нефтяных гигантов мира, так и среди российских компаний. Новый нефтяной холдинг Фактически объединит четыре компании – собственно «ЮКОС», «Восточную нефтяную компанию» (контрольным пакетом которой владеет «ЮКОС»), «СибнеФть» и «Восточно-Сибирскую нефтегазовую компанию» (контролируется «Сибнефтью»). Создание холдинга приведет к появлению сети из пяти нефтеперерабатывающих заводов и четырех нефтедобывающих производств, расположенных недалеко друг от друга, что обеспечит существенное снижение производственных расходов и экономию ресурсов, а также самые широкие возможности в России по производству различных марок бензина. Уже сегодня, по словам президента новой компании Михаила Ходорковского, в повестке дня стоит вопрос о переходе объединенной компании «ЮКСИ» на единую акцию. «ЮКСИ» не отказывается, как мы уже говорили, от участия в конкурсе по приватизации компании «Роснефть» и в этой связи продолжает поиск иностранного партнера. По словам президента компании, «ЮКСИ» намерен принять участие в разработке крупнейших шельфовых месторождений Баренцова моря (проект «Приразломное») и острова Сахалин. Глава холдинга отметил, что компания «ЮКСИ» также не собирается отказываться от оспаривания права на разработку северных участков Каспийского шельфа, несмотря на то что ранее конкурсная комиссия по Каспию рекомендовала правительству признать это право за компанией «ЛУКойл» - говоря о проекте развития Приобского месторождения, по которому «ЮКОС» вел переговоры с зарубежными инвесторами, Ходорковский отметил, что новый холдинг позволит привлечь Финансовые ресурсы под этот проект на льготных условиях. Вместе с тем, он считает, что, если акционеры объединенной компании сочтут сотрудничество с иностранцами неприемлемым, холдинг самостоятельно будет разрабатывать» Приобское месторождение. Здесь уместно будет сказать несколько слов о самом Михаиле Ходорковском. За границей его называют «королем российских нефтяных баронов». Когда пару лет назад Михаил Ходорковский начал заявлять представителям Запада, с которыми он встречался, что скоро он будет управлять одной из крупнейших в мире нефтяных компаний, невольно возникало искушение не придавать его амбициям серьезного значения как чисто российскому бахвальству. Но вот сейчас, в возрасте 34 лет, этот ничем на первый взгляд не примечательный инженер-химик озадачил сомневающихся, став главой гигантской компании «ЮКСИ». Человек, из-за которого в Москве поднялась вся эта шумиха, не похож на типичную «акулу бизнеса» Ходорковский в своих очках с толстыми стеклами и с мятыми воротничками больше похож на инженера, каковым он и является по специальности, чем на магната, каковым он стал. Создается также впечатление, что его стиль жизни не соответствует ставшей легендарной экстравагантности московских нуворишей. Ходорковский вместе с женой и дочерью живет в двухэтажном кирпичном особняке, роскошном по российским меркам, но вполне вписывающемся в картину предместий, где на Западе живут верхние слои среднего класса. Любимый ресторан Ходорковского – «Махараджа» в деловой части города, и на уик-эндах его можно увидеть обедающим там с семьей рядом с тоскующими по дому индийцами и западными аспирантами. Но в грандиозной лотерее, каковой является переход России к рыночной экономике, Ходорковский благодаря сочетанию таких Факторов, как способность и обстоятельства, – один из главных победителей. Благодаря активной работе в комсомоле, через который прошли все руководители в Советском Союзе, у Ходорковского завязались первые контакты. Затем он и его товарищ, и предприняли попытку стать капиталистами, создав «Менатеп», Финансовую группу, добившуюся процветания благодаря дешевым государственным кредитам, массовой приватизации и выгодным торговым сделкам. Но в России источник самых больших богатств – нефть, и в 1995 и 1996 годах благодаря приобретению на залоговом аукционе «ЮКОС», Ходорковский сделал прыжок в российскую деловую стратосферу. Сейчас Ходорковский будет заниматься исключительно «ЮКСИ» и постарается проводить ту стратегию, которой, по словам экспертов, они научились у «бритиш петролеум» и «Мобил ойл». По словам Ходорковского, он постарается освободиться от всех неосновных видов деятельности, надеясь свести Функции «ЮКСИ» к трем важнейшим – Финансирование и менеджмент, геологические изыскания и использование лицензий на добычу нефти. Если ему это удастся, то через 10 лет число сотрудников «ЮКСИ», где сегодня работает свыше 200 тысяч, составит всего 30-50 тысяч человек. Ходорковский делает ставку на то, что его новая команда и контролируемые «ЮКСИ» колоссальные запасы нефти окажутся достаточными, чтобы убедить западных инвесторов предложить этой компании кредит на более благоприятных условиях, чем можно рассчитывать в самой России. Может быть, инвесторов потребуется убеждать. Это чрезвычайно трудная задача Ходорковскому уже удалась одна метаморфоза: из комсомольского активиста он превратился в одного из самых ненасытных в России капиталистов. Чтобы привлечь необходимый ему иностранный капитал, Ходорковский должен теперь совершить второе, может быть, более трудное превращение – из приватизационного хищника в эффективного нефтяника. Ходорковский хочет уйти на пенсию в 45 лет, поэтому ему осталось не так уж много времени. Соглашение о слиянии нефтяных компаний «ЮКОС» и «Сибнефть» вызвало позитивную реакцию в Омской области. Комментируя образование нового холдинга, губернатор области Леонид Полежаев заявил, что является сторонником крупных Финансово-промышленных групп. По его мнению, в России должно быть не более трех крупных нефтяных компаний. Депутат законодательного собрания области Павел Сатонкин, до последнего времени возглавлявший дочернюю фирму «ЮКОС-Сибирь», созданную для сбыта нефтепродуктов материнской компании в регионах Западной Сибири, прогнозирует в связи с образованием холдинга увеличение загрузки Омского нефтеперерабатывающего завода. Сейчас мощности крупнейшего в России предприятия по переработке нефти загружены примерно на 55 процентов. Итак, на сегодняшний день Михаил Ходорковский и Борис Березовский оформили свои отношения структурно. Это не может не вызвать аналогичной консолидации других «китов» отечественного нефтяного (и не только нефтяного) рынка. Постоянно муссируются слухи, что глава «ОНЭКСИМбанка» Владимир Потанин и президент «ЛУКойла» Вагит Алекперов должны вот-вот провести переговоры, результатом которых вполне может стать образование, новой еще более мощной, чем «ЮКСИ», нефтяной компании. Производственно-технологические мотивы такого слияния пока еще не очевидны, однако общий объем добычи «ЛУКойла» и потанинской «Сиданко» явно превосходит «ЮКСИ» (85 против 65 миллионов тонн в год). И хотя вероятность образования этого альянса отнюдь не абсолютна, тенденция налицо: крупный бизнес в преддверии схватки за «Роснефть» и избирательных кампаний начал структурную консолидацию. А каково отношение к проходящим сегодня слияниям в области нефтедобычи Минтопэнерго? Речь идет о топ, что когда начался процесс создания очень крупных альянсов, создалось впечатление, что Минтопэнерго – все равно, и пусть руководители компаний сами договариваются об этом. Но ведь не секрет, что, например, от результатов аукциона по «Роснефти», в зависимости от того, какой из крупных альянсов победит, может существенно измениться баланс сил. Вот что думает в связи с этим руководитель Минтопэнерго Сергей Кириенко. Он считает, что впереди – большой аукцион, дележ одного из последних «крупных пирогов». министр обращает внимание на то, что все происходит в условиях, когда компании пытаются договариваться между собой. Это означает, что договариваться с чиновниками не получается. Раньше немного другая модель поведения была, никто не шумел в прессе, никто не устраивал консорциумов. Другая задача была – как нажать на власть, как договориться внутри власти, как поделить все это «ко всеобщему удовольствию». А происходящий ныне шум уже заведомо означает, что договориться «ко всеобщему удовольствию» нельзя, конкуренция неизбежна, и отсюда – попытки усилиться путем альянсов потенциальных конкурентов. Это хорошо. Это как минимум означает, что будет жесткая конкуренция, что государство получит хороший доход и что победителем будет сильная компания. Все остальное – это предмет правильно построенного конкурса и договора. Напомним, что такова точка зрения руководителя Минтопэнерго Сергея Кириенко, который, кстати, считает, что иностранные инвесторы будут на вторых ролях в недавно созданных нефтяных альянсах. Для подтверждения правоты слов министра сошлемся на мнение независимых экспертов. По их оценкам, в ходе последних нефтяных приватизационных конкурсов государство потеряло около пяти триллионов неденоминированных рублей. По-видимому, именно экономическая нерациональность проводимой государственными органами реструктуризации отрасли стала причиной попыток нефтяных бизнесменов взять в свои руки процесс укрупнений и определение стратегии роста в отрасли. Насколько такое положение соответствует экономической политике правительства, остается открытым вопросом. Первым государственным ведомством, которое поддержало естественные тенденции, стал, как ни странно, Антимонопольный комитет. По словам его председателя Натальи Фонаревой, в экономике действуют свои объективные законы, и неправы те, кто полагает, что если завтра мы в стране создадим тысячу нефтяных компаний, то возникнет так необходимая конкуренция. «Ее не будет, - говорит Наталья Фонарева, – поскольку в Россию придут крупные транснациональные корпорации и скупят потихоньку всю мелочевку». Нефтяной бизнес, по мнению главы Антимонопольного комитета, уже давно стал транснациональным, и, если мы хотим иметь устойчивую национальную экономику, мы должны решать вопросы укрупнения отечественных компаний, чтобы они могли реально конкурировать на мировом рынке. Все наши рассуждения не учитывали одной особенности текущего момента, а именно; пока никак публично не обозначил свои позиции во всевозможных слияниях и поглощениях «Газпром». Но ему все равно придется сделать принципиальный выбор. Или он по-прежнему остается в гордом политическом одиночестве («Газпром» большой и может себе это позволить), или останавливается на одном из двух Финансовых блоков – «группа четырех» (Березовский, Гусинский, Смоленский и Ходорковский) и пока документально не оформленный союз Алекперова и Потанина («ЛУКойл» и «ОНЭКСИМбанк»). Но для газовой монополии крайне рискованно и дальше оставаться в одиночестве, несмотря на все ее экономическое могущество. «Газпром» – это слишком большой политический ресурс, чтобы он оставался незадействованным. Невиданная до сих пор концентрация капитала ведет, по сути, страну к Формированию «двухпартийной» Финансовой системы. Только вместо демократической и республиканской партий, как в США, России угрожает господство, скажем, банковской и нефтегазовой партий. Но не исключена, что кто-ни будь из сегодняшних влиятельных политиков взбунтуется и не захочет плясать под дудку крупного бизнеса. Дело вот в чем: появление сегодня столь крупных нефтяных компаний означает новый этап в развитии капитализма в России. Появление «ЮКСИ» обозначило создание в России Финансово-промышленных групп по типу, например, южнокорейских «дзайбацу». Основной тезис в защиту этой модели звучит приблизительно так: Финансово-промышленные гиганты и есть те самые точки роста российской экономики, которые выведут страну из кризиса. Именно по этому пути пошла в свое время Южная Корея и за очень короткое время достигла невиданных результатов. Однако эффективность южнокорейского варианта развития для нашей страны в настоящее время представляется достаточно спорной. Доказательством тому служит мировой Финансовый кризис, случившийся в странах Юго-Восточной Азии, ориентированных именно на этот путь развития. Основная, внутренняя причина кризиса в Южной Корее кроется именно в структуре крупнейших корпораций. Кредитование собственных «дочек» в рамках гигантских холдингов не только не уменьшило Финансовых рисков, а, наоборот, создало предпосылки для кризиса. Да, во время экономического роста крупные корпорации действительно имеют возможность наиболее динамично развиваться. Но в момент кризиса наступает «эффект домино» , когда событие, касающееся одного из магнатов, способно положить начало кризису во всей стране. Причина в следующем: когда страной фактически управляют только несколько крупных корпораций, они и определяют экономические уклады и саму структуру экономики, и структуру власти в стране. Здесь снова будет уместно привести мнение премьер-министра Виктора Черномырдина, в присутствии которого, как мы уже отмечали, прошло подписание соответствующих документов на слияние нефтяных компаний «ЮКОС» и «Сибнефть». Тогда же руководители созданной крупнейшей нефтяной компании России «ЮКСИ» дали понять, что будут претендовать и на «Роснефть». Глава правительства считает, что предстоящая продажа контрольного пакета «Роснефти» не означает передела в топливно-энергетическом комплексе России и усиления той или иной властной структуры. С его точки зрения, все нынешние экономические проекты и их реализация преследуют две основные цели: организовать процедуру и порядок приватизации «РоснеФти» так, чтобы полностью было соблюдено действующее законодательство и максимальное получение в бюджет средств от продажной суммы компании. В конечном итоге – здесь нет политики, здесь есть только экономика. Сегодня все больше специалистов придерживаются мнения, что в России уже просматривается экономический рост. Правда, пока не во всех отраслях, а лишь в ТЭК. Добыча нефти и газа становится выгоднее, чем продажа пакетов акций нефтяных компаний. Об этом свидетельствует, в частности, и объединение «ЮКОСа» и «Сибнефти». Совершенно очевидно, что происходит оно не для того, чтобы легче было продавать акции, а наоборот, для повышения эффективности нефтедобычи и переработки. Аналогичный проект, судя по всему, готовится и между «ЛУКойлом» и «Сиданко», что говорит о тенденции в отечественном ТЭК, направленной на укрупнение структур с соответствующим повышением доходности производства. Это позитивный процесс, поскольку раздробление единого в прошлом нефтяного министерства привело к скупке измельчавших компаний посредническими структурами и снижению прибыли почти до нулевой отметки. Вероятно, вслед за ТЭК начнется оживление в пищевой, легкой промышленности, в самолетостроении и некоторых отраслях ВПК. 2 февраля 1998 года Подготовил: Ю.Казаманов.

ТЭК, 2.02.98