Go to content Go to navigation Go to search
lomasm-информационные технологии как связаться с lomasm it creative

Не бойтесь. Вы в балансе "Газпрома". До 2030 года.

Андрей Шмаров. Именно так Рем Вяхирев заявил ведущим немецким предпринимателям в ходе визита Виктора Черномырдина в Берлин. Тихий визит на трех самолетах. Пресса не слишком широко комментирует поездку премьера: визит носил неофициальный характер, бумаг никаких не подписывали. А зря не комментирует. Ведь немецкий канцлер и русский премьер вряд ли просто так приедут на некий банковский коллоквиум под ни к чему не обязывающим названием «Россия. Что делать?». Неофициальная российская делегация, в состав которой входили председатель ЦБ Сергей Дубинин, вице-премьер Яков Уринсон, первый вице-спикер Госдумы Александр Шохин, министр ВЭС Михаил Фрадков и первый замминистра финансов Алексей Кудрин, прибыла аж на трех самолетах: на первом летел премьер со свитой, на втором — журналисты, а на третьем, персональном, — сам Рем Иванович Вяхирев. Немцы тоже лицом в грязь не ударили. Из «Мерседесов» и БМВ (картина — будто солнцевские с ореховскими «стрелку забили») появились Гельмут Коль, первый заместитель директора МВФ Стенли Фишер, руководители министерств и немецких земель, главы крупнейших немецких концернов. Зачем собралась столь представительная компания? По нескольким причинам. Они нас побаиваются. Именно Вяхирев, наряду, конечно же, с канцлером Колем и Виктором Черномырдиным, и определял дух встречи, внося в поток, честно говоря, скучноватых выступлений немцев (Коль говорил и о Чайковском, и о Толстом, и о Рахманинове, Рильке, Лейбнице) некое оживление. Для начала Рем Иванович строго указал Стенли Фишеру, позволившему себе порекомендовать России наладить единую ценовую политику в естественных монополиях, что нечего западные шаблоны переносить на российскую почву, допереносились, посмотрите, мол, на эти реформы. Столь же просто Вяхирев разделался и с претензией к неплатежам «Газпрома». Действительно, по его словам, если из всех поступлений концерну лишь 3% приходят деньгами, то как заплатить 60% налогов? Рем Иванович был бы лично благодарен, объясни ему кто, как проделывать такие фокусы. Между тем кое-что по части подобного колдовства у «Газпрома» все же получается. Один из осведомленных членов делегации на вопрос, откуда взялись деньги для пенсионеров, ответил: «От txt_quote_single_openГазпромаtxt_quote_single_close. Пригласили Вяхирева и сказали — или-или, Рем Иванович».) Однако главный пафос выступлений Виктора Черномырдина и главы «Газпрома» был все же успокоительным. Немцы страшно волнуются насчет нашей непредсказуемости, нестабильности — главным образом в нормотворческой и налоговой сферах. Их, по словам Виктора Черномырдина, можно понять, особенно когда, как пожаловался один промышленник, в южных областях России постоянно пугают национализацией. Но и нас, по мнению премьера, тоже понять можно, ведь почти век вбивали, что частная собственность — преступление. «Призрак коммунизма зародился здесь, в Германии, процитировал Черномырдин марксов txt_quote_single_openМанифест…txt_quote_single_close, а подхватили-то его умники в России и 70 лет за ним гонялись». Однако он, премьер, гарантирует (повторено раза три), что ничего подобного больше не будет. Вяхирев был конкретнее. Немцы в какой-то момент забеспокоились, что им придется конкурировать с Китаем, если «Газпром», крупнейший российский деловой партнер Германии, переориентируется на Восток. Ответил на это Вяхирев примерно так: «Китай Китаем, а мы свои месторождения знаем. У нас скважина, добыча, транспортировка, потребление внутреннее и внешнее, все расписано. Поэтому вам бояться нечего, вы в балансе txt_quote_single_openГазпромаtxt_quote_single_close. До 2030 года». Они нами гордятся и слегка ревнуют. Наиболее отчетливо это проявилось в выступлении Стенли Фишера. Он отметил, что у России уже имеется конвертируемая валюта, организован фондовый рынок, инфляция преодолена и страна достигла планки «устойчивого гарантированного роста». Последнее смелое утверждение вытекало из данных по первому кварталу года (в процентах к последнему кварталу 1996 года) — рост на уровне примерно 0,3%. Сомнительное заявление, конечно, но если учитывать возможный рост в теневом секторе экономики (а, скорее всего, так и оно есть), то не исключено, что Фишер прав. Теперь России надлежит решить налоговую проблему, организовать прозрачную и простую нормативную систему — и все в порядке. Смысл выступления г-на Фишера понятен: полезно похвалить способного ученика МВФ (и таким образом сам МВФ) перед страной, у которой там исключительно сильные позиции. Точно так же гордились и немцы-инвесторы — перед конкурентами и особенно перед своим канцлером. Что же касается ревности, то и для нее есть основания. Германия — инвестор и деловой партнер России N1, а Россия, по представлению немецких политиков и деловых кругов, больше ориентируется на США. И встреча была призвана показать, что это не так. Россия — это выгодно. В ответ на ревность немцев наш премьер в долгу не остался. По его словам, лишь две российские компании, «Газпром» и «Роснефть», вложили в Германию вдвое больше, чем все немецкие фирмы вместе взятые — в Россию. Обидно и больно и то, что нам чинят препятствия (намек на Америку) с экспортом текстиля, металлов, труб, провоцируя остановку наших заводов. А это неправильно, поскольку Россия, по мнению премьера, уже качественно новая страна — с рыночной экономикой, с ожидаемым к 2000 году промышленным ростом на 5% в год, с широкими возможностями для заработков. Немцам тут же был предложен вариант — планируемый автобан Берлин—Минск—Москва—Хабаровск, а после Хабаровска развилка: одна дорога на Якутск и через Берингов пролив в Калифорнию, а другая — на юго-восток, на Японию. «Представляете, садитесь вы в txt_quote_single_openМерседесtxt_quote_single_close или в txt_quote_single_openАудиtxt_quote_single_close в Берлине и, не съезжая с трассы, пожалуйте к нам на Колыму», — мило прокомментировал премьер.

14.07.97