Notice: MemcachePool::get() [memcachepool.get]: Server localhost (tcp 11211, udp 0) failed with: Время ожидания соединения истекло (110) in /home/g/goldywoman/lomasm/public_html/ruiny/engine/lib/external/DklabCache/Zend/Cache/Backend/Memcached.php on line 134
Полигон / Поиск по тегам / lomasm RUINY, руины

Иногда даже с-300 спотыкаются...

Иногда даже с-300 спотыкаются… Просто она затекла 12 лет лежать в «ТаПКе» (транспортно-пусковой контейнер)…

Аварийный пуск ракеты ЗРС С-300 на полигоне Ашулук на учениях «Оборона 2000». Стрельба осуществляется ракетами, отстоявшими на боевом дежурстве не менее 10 лет и подобный случай не подрывает авторитет русского оружия.



Мне даже как-то жалко, она шла к своей мечте, но…

Взрывы на полигоне в Чапаевске Самара



Самара. 18 июня. — Более 10 млн единиц снарядов находятся на складе боеприпасов в Чапаевске, где начались взрывы около часа назад, сообщил агентству «Интерфакс-Поволжье» начальник пресс-службы ГУВД по Самарской области Сергей Гольдштейн.
Полиция ведет эвакуацию населенных пунктов, расположенных вблизи полигона, отметил он.
Как сообщилиочевидцы происшествия, на данный момент в районе поселка Нагорный горит лес. На месте работают сотрудники МЧС и полиции. Ранее в правоохранительных органах Самарской области сообщали, что, по предварительным данным, взорвались снаряды, после чего возник пожар и угроза перехода огня на расположенные рядом склады с тротилом.
На трассе Самара–Волгоград образовалась пробка.
Жители домов в частном секторе и дачники пытаются поскорее уехать от злополучного места в Чапаевск и Самару, во многих строениях уже выбило стекла и поломало мебель. При этом трасса Самара — Чапаевск перекрыта, на дороге стоят автомобили «скорой» и полиции, транспорт движется в объезд.

Сотрудники спасательных и экстренных служб работают на месте масштабных взрывов, гремящих на военном полигоне в Самарской области в районе города Чапаевска. В настоящее время известно уже о 30 раненых, поступивших в медицинские учреждения города с порезами и жалобами на плохое самочувствие.

Известно, что наиболее тяжело пострадали два человека, один из них Евгений Сухомотенко — он отдыхал на обочине дороги поблизости от полигона. В момент ЧП он, по словам очевидцев, готовил шашлык. Один из осколков угодил в мужчину.

Второй раненый — 30-летний Александр Кукушкин. По словам медиков, он был доставлен в клинику в бессознательном состоянии.

Серия взрывов, сотрясших жилые дома на расстоянии в несколько десятков километров, началась в районе 19 часов вечера. По словам источников Life News, на складе, объятом огнем, хранится порядка 10 миллионов боевых снарядов различных калибров. Осколки от рвущихся боеприпасов разлетаются в радиусе до 500 метров в округе.

В настоящее время продолжается эвакуация жителей поселка Нагорный, оказавшегося в зоне ЧП. По словам представителей спасательных служб, взрывы могут продолжаться еще долгие часы, пожарные из-за угрозы ранения пока не могут приступить к тушению.

Неизвестные хулиганы в социальных сетях попытались устроить провокацию, распространяя заявление, что рвущиеся снаряды вырабатывают опасный для здоровья химический реактив, который заражет воздух.

— Происходят взрывы припасов ЗА терририторией городского округа Чапаевск. Радиус разлета осколков небольшой. Никаких химических выбросов от данных боеприпасов нет. Поэтому просьба сохранять спокойствие, не поддаваться на провокации и включить телевизор, — комментируют представители МЧС Самарской области.

Дорога к району, в котором разворачивается чрезвычайная ситуация, перекрыта. По информации Life News, было принято решение выдвинуть в зону ЧП войска из саратовских воинских частей.

Спящий полигон Азгир продолжает отравлять жизнь азгирцев

Бурёнки по дороге к изотопам.

В облакимате прошло совещание по законсервированному полигону «Азгир» в Курмангазинском районе. На территории полигона расположено 10 опытных площадок, на которых с 1966 по 1979 гг. было проведено 17 подземных взрывов различной мощности. С тех пор, несмотря на выделяемые многомиллионные бюджетные средства, «спящий» полигон не стал безопасным, как не улучшились и условия жизни азгирцев.
В 2008-10 гг. в азгирской зоне была проведена комплексная инженерно-геологическая съемка. Она показала, что геоэкологические условия по нескольким показателям находятся на грани катастрофы. В подземных водах целый ряд химических элементов (кадмий, литий, медь, марганец) превышает ПДК в 2-5 раз.

Спящий полигон Азгир продолжает отравлять жизнь азгирцев

Сенатор Сарсенбай ЕНСЕГЕНОВ, посетивший на днях полигон и встречавшийся с жителями сельских округов, рассказал, что медики выявили в их крови наличие тяжелых металлов. Жизнь азгирцев, по словам сенатора, осложнена ещё и отсутствием качественной питьевой воды – они употребляют воду из подземных колодцев, в которой, согласно письму от межрегионального территориального департамента «ЗапКазНедра», ПДК вредных веществ превышает норму в сотни раз.
По словам акима Курмангазинского района Аманжана ТАКЕШЕВА, медиками зафиксировано повышенное содержание в воде магния, калия, кальция, лития, никеля и бериллия. По этой причине среди населения распространены заболевания желудочно-кишечного тракта, сердечно-сосудистой системы. Между тем строительство кояндинского группового водопровода застопорилось. Против подрядной компании возбуждено уголовное дело, а дальнейшее финансирование строительства откладывается. Аким также напомнил, что земля в Азгире до сих пор заражена радиацией. Цезий-137 распадается через 33 года, стронций через 90-100 лет, а период распада изотопа плутония-239 составляет от 242 до 6000 лет.
Директор института ядерной физики Национального ядерного центра Адиль ТУЛЕУШЕВ сообщил, что с 1995 года полигон находится в ведении ядерного центра. С 2001 года там проводится радиационный контроль, с 2002-го – работы по ликвидации радиоактивных пятен. Он также заявил, что их исследования не выявили значимого негативного влияния полигона на радиационную обстановку. Но исследованные поверхностные воды и источники водоснабжения однозначно непригодны для питья. Далее А. Тулеушев выдал противоречивую фразу: “Радиационная обстановка на территориях и в населенных пунктах, прилегающих к полигону, нормальная, но все места проведения ядерных взрывов являются радиационно опасными и требуют постоянного контроля. А наиболее вероятный механизм угрозы – распространение радионуклидов с подземными водами”.
Сразу после окончания доклада на ядерщика посыпался шквал вопросов. С. Енсегенов спросил, почему за столько лет площадь полигона не была забетонирована. Сегодня он огражден обычной металлической проволокой, которую пасущийся скот благополучно сносит, после чего мирно пасется на зараженной земле. Тулеушев парировал: полигон огражден согласно прописанным нормам, а опасность исходит от того, что находится под землей, а не на её поверхности.
Депутат областного маслихата Магауйя ЧЕРДАБАЕВ:
– В каких условиях вы транспортируете пробы воды в свои лаборатории и почему результаты ваших исследований дают благополучную картину, в отличие от представленных «ЗапКазНедрами»?
Причём выяснилось, что «ЗапКазНедра» заказывали эти исследования, собственно, в лаборатории самого института. Тем более не понятна разница!
Представители института заявили, что все пробы подземных вод доставляются на исследования на автотранспорте в региональную лабораторию в Аксае (Западно-Казахстанская область), а в Алматы отправляются минимальные партии для проведения сложных анализов. Они также заявили, что гарантируют достоверность лабораторных исследований, проведенных у них. Но не смогли объяснить, почему лаборатория выдала столь разные результаты.
Атырауские оппоненты поставили под сомнение качество исследований аксайской лаборатории, которая, по их словам, не справляется с объёмом работы по аналогичному объекту в своём регионе. И даже обвинили А. Тулеушева в обмане.
Начальник областного ЧС Жасулан ДЖУМАШЕВзаинтересовался, почему институт, как выяснилось, перевозящий по автомобильным дорогам потенциально опасные вещества, ни разу не согласовал свои действия с департаментом ЧС. Представители института стали убеждать, что все пробы, которые они отбирают на полигоне и транспортируют, безопасны. «Тогда какой смысл отправлять пробы в лабораторию, если вы заранее уверены, что они не радиоактивны?» – тут же отреагировал зал. Представители назвали все эти обвинения некорректными. По их словам, пробы воды могут отличаться в разное время года, а расхождения в исследованиях могут колебаться согласно шкале, утвержденной МАГАТЭ.
Между тем интересно было узнать, что в 2009-2011 гг. объём финансирования азгирских исследований института составил около 74 млн тенге. А из местного бюджета на работы по ликвидации участков радиоактивного загрязнения, по словам А. Тулеушева, было выделено в последние годы около 20 млн тенге.
Вице-министр Министерства охраны окружающей среды Мажит ТУРМАГАМБЕТОВподытожил, что многочисленные комиссии, созданные в предыдущие годы, не выполнили поставленные перед ними задачи.
– Я считаю, мы ставили вопрос не в той плоскости. В первую очередь надо исследовать влияние полигона на людей, – сказал он.
Напоследок эколог Махамбет ХАКИМОВ поинтересовался у ядерщиков: не повлечет ли вхождение Казахстана в международный проект ядерного банка создания на территории Азгира кладбища для радиоактивных отходов из других стран?
А. Тулеушев заявил, что банк ядерного топлива предполагает не захоронение отходов, а размещение, «по примеру банковского депозита», в той или иной надежной стране высокообогащенного урана.
– Размещение ядерных отходов в Казахстане не предусмотрено, – «успокоил» всех главный ядерщик страны.
Размещение ядерных отходов в Казахстане не предусмотрено, – «успокоил» всех главный ядерщик страны.
Лаура СУЛЕЙМЕНОВА

Сперто тут

Полигон Азгир

Полигон Азгир

Координаты:
47°51'49«N
48°1'6»E

посмотреть на карте

Из трех ядерных полигонов, где в советское время осуществлялись испытания, менее всего известен Азгир, он же Харабали. А между тем на нем в период с 1966-го по 1979 год было произведено 17 подземных взрывов на десяти технологических площадках глубиной от 165 до 1500 метров. Первый — на расстоянии в 1,5 километра от поселка Азгир, где на тот момент проживало 500 человек, он заставил поколебать почву 22 апреля 66-го.

Возьмем специальную карту. Горный массив Большой Азгир расположен в Западном Казахстане, почти на границе с Астраханской областью. Чтобы сориентировать читателя, поясню: этот участок примыкает к двум рекам — Ахтубе, в районе поселка Харабали, и матушке Волге. Мимо участка проходит Приволжская железная дорога. Станция Верблюжья находится от полигона на расстоянии 100 километров.

С геологической точки зрения массив имеет уникальную глубину залегания каменной соли — 10 километров до подножия платформы. Здесь, во всех трех соляных куполах, и проводились секретные испытания, в которых самое непосредственное участие приняли работники МСУ-24 треста «Гидромонтаж». Они сопровождались большой научной программой по использованию мощных взрывов в мирных целях, в частности, для изучения возможности создания камер-хранилищ для топлива и отходов ядерного производства. Дело в том, что каменная соль обладает уникальной непроницаемостью, она не изменяет своих свойств во времени. Образовавшиеся сухие полости могут существовать длительное время и, что привлекло специалистов и военных, использоваться в интересах атомной отрасли.

Одним из начальников участка на харабалинском полигоне был ветеран треста «Гидромонтаж» Анатолий Григорьевич Харыбин. К полигону он подбирался несколько лет.

— Зимой 1967 года, — рассказывает он, — я принимал участие во всесоюзном совещании буровиков в Москве, где представлял объединение «Саратовнефтегаз». Узнав о том, что в поселке Селятино есть закрытое буровое предприятие, заинтересованное в опытных специалистах, я приехал в МСУ-24. Здесь начальник отдела кадров В.М. Липатов познакомил меня с главным специалистом по бурению треста «Гидромонтаж» С.М. Гамзатовым, с которым у нас, естественно, как у нефтяников, нашлись общие знакомые по работе. После беседы я заполнил анкету и убыл домой, не придав этому особого значения. Однако в начале февраля 1970 года, когда я уже работал ведущим технологом Заволжского геологоразведочного треста, ко мне домой приехал заместитель главного инженера МСУ-24 Н.А. Щербань. Он передал просьбу Гамзатова о моем переходе в МСУ-24 — сначала на объект «Большой Азгир».

Наша справка

Соляной купол, форма залегания каменной соли в земной коре. Под влиянием тектонического давления пласты соли, обладающие высокой пластичностью, выжимаются вверх в виде купола или столба, приподнимая или даже разламывая и протыкая слои породы нас собой.

В 1966-1979 годах на территории Казахстана (бывшая Гурьевская область, а в настоящее время Денгизский район Атарауской области) на соляном месторождении созданы объекты для отработки ядерных взрывов (промплощадки А-1 — А-Х1, объект «Галит»). Цель: отработка ядерно-взрывной технологии создания подземных емкостей в массиве каменной соли.

Прибыв на место, Харыбин осмотрелся, ознакомился с положением дел на участке №2, где ему предстояло работать. Туда как раз только начало поступать оборудование для монтажа тяжелой буровой установки ЗД-61.

— После посещения полигона, я дал согласие о переходе на работу в МСУ-24. Однако, к сожалению, руководство геологоразведочного треста перевод мне не дало, а райком еще полгода не снимал с партийного учета. Так что льготы по выслуге лет я потерял, и мне в возрасте 31 года пришлось их зарабатывать вновь… В 1970 году на полигоне начались работы по созданию технических вертикальных скважин под ядерные взрывы. Специфика Большого Азгира — взрывы в пластах соли. Для чего?.. Создание герметичных полостей, предназначенных для хранения отходов атомной промышленности.

В период проведения подземных взрывов рассматривался вопрос о переселении местных жителей на центральную усадьбу совхоза «Балдудук». Однако в связи с малым объемом работ непосредственно на Западном Азгире этот вопрос решен не был. Не правда ли, чего мелочиться? Проведение же работ на Восточном Азгире никак не влияло на жизнь населения. Во всяком случае, так утверждалось.

Еще раз уточним. Подземные ядерные взрывы проводились в соляном массиве на глубинах от 160 до 1500 метров в вертикальных скважинах, в сочетании с мероприятиями по их герметизации это должно было полностью исключить выход первичных (аэрозольных) радиоактивных продуктов на дневную поверхность. Однако не все оказалось так, как рассчитывали. Люди из числа персонала атомного полигона хватанули дозы. Кто сколько…

Всего за пятнадцать лет работ в соляных куполах было образовано девять устойчивых полостей суммарным объемом 1,2 миллиона м. кб. без каких-либо изменений дневной поверхности в эпицентральных зонах. Лишь в одном случае (на площадке A-IX) образовалась провальная воронка диаметром 500 и глубиной до 1 8 метров, изолированная от полости взрыва. Согласно имеющимся данным, в одной из полостей на глубине до 1000 метров был захоронен радиоактивный грунт. В другой — «погребены» части механизмов и конструкций, всего около 200 кубических метров твердых радиоактивных отходов.

Ситуацию отслеживали, производили измерения содержания радионуклидов в почве, растительности, воде на территории промплощадок и в окружающих населенных пунктах. Такой контроль выполнялся как в ближайших кошарах с населением 10-15 человек (Мехтей, Балель, Мекул, Даукен, Шукыр и др.), так и в крупных населенных пунктах в радиусе до 70 км (Азгир, Батырбек, Балкудук, Суюндук, Харабали). На сей счет имеются подробные материалы о радиационных проявлениях по данным 150 научно-технических отчетов НПО «Радиевый институт имени В.Г. Хлопина».

Ситуация на промышленных площадках контролировалась и после 1979 года, благодаря чему имеются подробные данные по изменению радиационной обстановки на каждой «точке» в зависимости от проведенной на ней после каждого подземного взрыва технологической операции. В 1990 году были сняты детальные картограммы загрязнения промплощадок и территорий в радиусе 1 километра для уточнения объема работ по их дезактивации и определения качества рекультивации

В 1989-1994 годах силами специалистов из Арзамаса-16 все площадки были подвергнуты дезактивации и рекультивации. А закрыт полигон «Азгир» был в 1996 году. Несмотря на это, на месте бывших скважин радиоактивность наблюдается и по настоящее время. Установлено, что часть возникших полостей затопили подземные воды, и атомное загрязнение распространяется по водоносным горизонтам, расширяя площадь опасной территории для всего живого.

Согласно данным ученых из Казахстана, по многим показателям состояние здоровья жителей Азгира намного хуже соответствующих индексов у населения зоны Чернобыльской катастрофы. Растительность и дикие животные также пострадали. Так, например, из трех отстрелянных летом 1991 года сайгаков (первый — в районе промышленной площадки А-1, располагавшейся в 1500 метрах от поселка Азгир), — два оказались слепыми.

Собирая материал, я показала Харыбину эти неутешительные данные. Тот не удивился.

— А чего вы хотите, — заметил Анатолий Григорьевич. — Я пробыл начальником участка недолгое время. В феврале 71-го меня срочно вызвали с Большого Азгира в Селятино. По прибытии выяснилось, что мне нужно лететь на Новую Землю. Однако и того времени, что я пробыл в казахской степи, хватило, чтобы хватить дозу радиации. Многих их тех, кто работал вместе со мной, уже нет в живых. Вот вы спрашиваете, чем предохранялись люди, когда после взрыва проникали в образовавшуюся полость, чтобы забрать научные образцы? Да ничем. Рваной телогрейкой и спиртом. Конечно, хорошенько отмывались водой. Но разве этим можно защититься от радиации?

Вообще, информации о Харабалинском полигоне крайне мало. Но вот что удалось установить. При взрывах в технологических скважинах A-I, А-II и A-VIII произошло не соответствующее прогнозным оценкам истечение радиоактивных инертных газов, что сказалось на персонале. Оба случая были отнесены к нештатным радиационным ситуациям.

Сейчас в Азгире проживают 624 человека, в селе Асан — 537. Именно эти населенные пункты находятся в самой потенциально опасной зоне бывшего ядерного полигона. По оценкам специалистов, на многих технологических площадках, где уже проводились работы по ликвидации опасных очагов, радиация появилась вновь. На одной площадке вблизи населенного пункта начал проваливаться грунт, появились проемы и гроты. Значит, радиация будет распространяться дальше.

Как показывают пробы, вода в азгирских колодцах непригодна для употребления. Сами участники испытаний в течение 20 лет возили воду для приготовления пищи из более благоприятных мест. Зато коренное население поселков — и тогда, и сейчас — продолжает «утолять жажду» из местных источников, несмотря на строжайшие предупреждения санитарно-эпидемиологических служб. Вопрос только, откуда им брать другую, экологически чистую воду?..

Развитие цивилизации считается благом. Лично я в этом не уверена. Слишком высокую цену приходится платить человечеству, его коллективной душе за научно-технический прогресс. Слишком велики издержки. Вот и на ядерный алтарь принесены сотни тысяч жертв. И тех, кто погиб или умер, и тех, кто пока еще жив.

В 1954 году на Тоцком полигоне взорвали атомную бомбу. Ну, взорвали и взорвали. Однако этого показалось мало. 44 тысячи военных с противогазами вошли в зону поражения и овладели условной высотой в самом эпицентре взрыва. В этих учениях приняли участие 600 танков, 320 самолетов и другая боевая техника. Но мало кто знает, что несколько раньше аналогичный эксперимент провели Соединенные Штаты на своих военных. Наши решили повторить. Политические системы были разные, а подход оказался один.

Естественно, что никаких обследований из соображений секретности не проводилось. И тем более не сообщалось, что в ходе учений все получили облучение. Кто меньше, кто больше… Жить им оставалось всего ничего. Озерск и Чернобыль были еще впереди.

Блоги, Полигон