Notice: MemcachePool::get() [memcachepool.get]: Server localhost (tcp 11211, udp 0) failed with: Время ожидания соединения истекло (110) in /home/g/goldywoman/lomasm/public_html/ruiny/engine/lib/external/DklabCache/Zend/Cache/Backend/Memcached.php on line 134
Радиационная обстановка / Поиск по тегам / lomasm RUINY, руины

О незаконном обращении с ядерными материалами и радиоактивными веществами

Памятка для горе «Физиков-ядерщиков», коллекционеров и простых граждан:
Статья о ядерных материалах и уголовной ответственности.

О самом вреде радиации рассказывать не буду, думаю, об этом было сказано немало, но если интересно заходите в раздел Гражданская оборона.

Расскажу о случаях несерьезного отношения некоторых граждан к данному вопросу, которые умудряются хранить в домашних условиях мощные источники радиоактивного излучения, проводить над ними опыты или выкидывать вместе с бытовым мусором.

И для начала сразу в лоб:

Грубо говоря: Любые ваши действия с любыми радиоактивными материалами есть нарушение закона, за исключением наличия соответствующей лицензии с соблюдением правил и норм обращения с данными материалами (но никак не в домашних условиях) при условии, что ядерные материалы превышают допустимые МЗА (Минимально значимая активность).
За это светят реальные сроки, штрафы и прочие пряники…
Например, ограничением свободы на срок до двух лет либо принудительными работами на срок до двух лет. Максимальный пряник — 7 лет.

Пост целиком с подробностями и важными моментами выложил тут:
О незаконном обращении с ядерными материалами и радиоактивными веществами

Вельми богата и зело обильна Гордонами Фриманами земля Российская!
Автор «lomasm» (Андрей Степнёв) При копировании материалов ссылка обязательна.
Фото частично с кавеса

Радиация в быту

Уже все неоднократно слышали о том, что такое радиация. Авария на Чернобыльской АЭС, микроволновое излучение, Хиросима. Однако в природе и в быту также встречаются радиоактивные источники, о которых вы скорее всего не знали.

Бразильский орех – один из самых радиоактивных источников пищи в мире. Поедание бразильских орехов чревато тем, что фекалии и моча станут чрезмерно радиоактивными. Причина этой радиоактивности проста: корни дерева, приносящего плоды бразильских орехов, уходят в землю настолько глубоко, что они поглощают большое количество радия, естественного источника радиации.
Бразильский орех – один из самых радиоактивных источников пищи в мире. Поедание бразильских орехов чревато тем, что фекалии и моча станут чрезмерно радиоактивными. Причина этой радиоактивности проста: корни дерева, приносящего плоды бразильских орехов, уходят в землю настолько глубоко, что они поглощают большое количество радия, естественного источника радиации.

Центральный вокзал Нью-Йорка. Если вы планируете сесть оттуда на поезд, вам будет неприятно узнать, что это и один из самых радиоактивных вокзалов. Его радиоактивность обусловлена стенами и фундаментом, построенными из гранита – горной породы, способной содержать естественную радиацию. Излучение на вокзале настолько высоко, что оно превышает уровень, который по закону могут излучать атомные электростанции.
Центральный вокзал Нью-Йорка. Если вы планируете сесть оттуда на поезд, вам будет неприятно узнать, что это и один из самых радиоактивных вокзалов. Его радиоактивность обусловлена стенами и фундаментом, построенными из гранита – горной породы, способной содержать естественную радиацию. Излучение на вокзале настолько высоко, что оно превышает уровень, который по закону могут излучать атомные электростанции.

Если вы посещаете школу или колледж, или работаете в офисе, вы наверняка видели светящиеся знаки «Выход» (или Exit). Так как знаки предназначены для того, чтобы провести людей в безопасное место в случае катастрофы, они не подсоединены к электрической сети здания – ведь электричества при экстренной ситуации, скорее всего не будет. Свет излучается радиоактивным изотопом водорода – тритием, содержащимся в знаке.
Если вы посещаете школу или колледж, или работаете в офисе, вы наверняка видели светящиеся знаки «Выход» (или Exit). Так как знаки предназначены для того, чтобы провести людей в безопасное место в случае катастрофы, они не подсоединены к электрической сети здания – ведь электричества при экстренной ситуации, скорее всего не будет. Свет излучается радиоактивным изотопом водорода – тритием, содержащимся в знаке.

Наполнитель для кошачьего туалета является одним из самых часто встречаемых источников радиации в наших домах. Это обусловлено тем, что главный компонент наполнителя - бентонит, глинистый минерал, содержащий остатки встречающихся в природе урана и тория. Более того, по той причине, что ежегодно на свалку попадают тысячи тонн наполнителя, существует опасность того, что эта радиация может со временем попасть в подземные воды.
Наполнитель для кошачьего туалета является одним из самых часто встречаемых источников радиации в наших домах. Это обусловлено тем, что главный компонент наполнителя — бентонит, глинистый минерал, содержащий остатки встречающихся в природе урана и тория. Более того, по той причине, что ежегодно на свалку попадают тысячи тонн наполнителя, существует опасность того, что эта радиация может со временем попасть в подземные воды.

Бананы, как и бразильские орехи, являются источником излучения. Но, если в случае бразильских орехов дерево «высасывает» радиацию из земли, то бананы страдают излучением из-за генетического кода. До того как вы ринетесь закапывать свои бананы в освинцованных гробах, стоит знать, что для того, чтобы получить лучевую болезнь надо съесть около 5 миллионов бананов. Так что, можно не беспокоиться — к моменту, когда человек будет доедать свой пятимиллионный банан, он уже, наверное, сам станет бананом. Тем не менее, излучение от них можно определить счётчиками Гейгера.
Бананы, как и бразильские орехи, являются источником излучения. Но, если в случае бразильских орехов дерево «высасывает» радиацию из земли, то бананы страдают излучением из-за генетического кода. До того как вы ринетесь закапывать свои бананы в освинцованных гробах, стоит знать, что для того, чтобы получить лучевую болезнь надо съесть около 5 миллионов бананов. Так что, можно не беспокоиться — к моменту, когда человек будет доедать свой пятимиллионный банан, он уже, наверное, сам станет бананом. Тем не менее, излучение от них можно определить счётчиками Гейгера.

Если на вашей кухне есть столешница из гранита, существует немалый шанс того, что вся еда, приготовленная на ней, была облучена. Если вы всё ещё помните историю о Нью-Йоркском вокзале, вы уже догадались почему: гранит отлично хранит естественные источники радиации.
Если на вашей кухне есть столешница из гранита, существует немалый шанс того, что вся еда, приготовленная на ней, была облучена. Если вы всё ещё помните историю о Нью-Йоркском вокзале, вы уже догадались почему: гранит отлично хранит естественные источники радиации.

Многие сигареты содержат такие радиоактивные материалы, как полоний-210 (тот самый радиоактивный изотоп, от которого погиб Александр Литвиненко) и свинец-210 – если вы искали причину бросить курить, вот они. Эти изотопы, которые сохраняются в табачных листьях на протяжении всего процесса изготовления сигарет, выделяются в воздух в виде пара, когда сигарету поджигают, после чего курящий вдыхает их в свой организм. Несмотря на то, что концентрация этих изотопов небольшая, со временем химикаты накапливаются в органах заядлых курильщиков и, как считается, могут быть связаны с развитием некоторых видов рака.
Многие сигареты содержат такие радиоактивные материалы, как полоний-210 (тот самый радиоактивный изотоп, от которого погиб Александр Литвиненко) и свинец-210 – если вы искали причину бросить курить, вот они. Эти изотопы, которые сохраняются в табачных листьях на протяжении всего процесса изготовления сигарет, выделяются в воздух в виде пара, когда сигарету поджигают, после чего курящий вдыхает их в свой организм. Несмотря на то, что концентрация этих изотопов небольшая, со временем химикаты накапливаются в органах заядлых курильщиков и, как считается, могут быть связаны с развитием некоторых видов рака.

Многое из глиняной посуды, произведённой до 1960 года, в основном оранжевого или красного цвета – содержит в себе высокую концентрацию урана, при добавлении которого в глазурь получается тот самый узнаваемый цвет. Стеклянный антиквариат с зеленоватым оттенком также содержит в себе этот изотоп. Не стоит упоминать, что пить из таких приборов не стоит, так как помимо радиоактивности старый фарфор опасен ещё и тем, что из него выделяется свинец.
Многое из глиняной посуды, произведённой до 1960 года, в основном оранжевого или красного цвета – содержит в себе высокую концентрацию урана, при добавлении которого в глазурь получается тот самый узнаваемый цвет. Стеклянный антиквариат с зеленоватым оттенком также содержит в себе этот изотоп. Не стоит упоминать, что пить из таких приборов не стоит, так как помимо радиоактивности старый фарфор опасен ещё и тем, что из него выделяется свинец.

Журналы на глянцевой бумаге. Чтобы изготовить такую бумагу её покрывают каолином – белой глиной. Как и материал для наполнителя кошачьих туалетов, он также способен содержать радиоактивные элементы уран и торий.
Журналы на глянцевой бумаге. Чтобы изготовить такую бумагу её покрывают каолином – белой глиной. Как и материал для наполнителя кошачьих туалетов, он также способен содержать радиоактивные элементы уран и торий.

Немного о радиации

Радиация – такое природное явление, такой же атрибут материи, как и гравитация, температура, свет. Мы же не боимся земного притяжения или кинетической энергии движущегося тела, от которых пострадало людей в миллионы раз больше, чем от радиации.

Был печальный опыт ядерных катастроф и испытаний в СССР. Теперь многие боятся, что от населения скроют информацию. Думается, что в наше время этого не произойдет. Во-первых, руководству страны известно, что своевременное и объективное информирование населения снизит ущерб от чрезвычайной ситуации. Во-вторых, попытка скрыть истинную информацию обречена на провал. Радиационная обстановка контролируется самыми разными организациями и частными. А электронные СМИ практически не поддаются тотальному контролю.

Второй источник страхов – непонимание, что такое радиация и как с ней бороться. Радиация или ионизирующее излучение – поток различного вида микрочастиц или полей, способный ионизировать вещество. Радиоактивное излучение характеризуется массой параметров. Из них неспециалисту достаточно знать два: доза и мощность дозы. Доза характеризует количество разрушительной энергии излучения, которая попадает на объект (экспозиционная доза) или поглощена им (поглощенная доза). Экспозиционная доза выражается в рентгенах (Р, внесистемная единица) или кулонах на килограмм (СИ). Поглощенная биологическим объектом доза – в биологических эквивалентах рентгена (бэр) или в зивертах (Зв). Мощность дозы – доза деленная на время (Р/час, мР/час, мкР/час, Зв/с, мЗв/, мкЗв/с). Она показывает насколько интенсивно идет поток энергии. Для грубой оценки ситуации можно поглощенную и экспозиционную дозу считать равными.

Облучение человека может быть внешним и внутренним. Внешнее контролируется очень легко при помощи радиометров или дозиметров. Можно полагаться на СМИ, можно приобрести прибор и измерять самому. Здесь только важно понимать, что превышение обычных в большинстве мест фоновых значений (10-20 мкР/час) даже в 10 раз не повод для страха за свое здоровье. 100 – 200 мкР/час в некоторых горных районах — норма. А в Индии живут и при 1000 мкР/час. Исходя из санитарных норм («Нормы радиационной безопасности (НРБ-99/2009)» легко рассчитать, сколько времени можно находиться при той или иной мощности дозы без вреда для здоровья.

Гораздо сложнее обстоит дело с внутренним облучением. Если источник радиации находится внутри человека, то очень трудно оценить возможные последствия. В организм человека радиоактивные вещества могут попасть с воздухом, водой и пищей.

Наиболее опасны, так называемые «горячие частицы», например частица ядерного топлива. Попав в легкие, «горячая частица» создает очень высокую локальную плотность излучения. Даже при небольшом количестве радиоактивного вещества оно может нанести огромный ущерб близко расположенным тканям, вызвать их некроз или спровоцировать развитие злокачественной опухоли. Важно до предела снизить попадание пыли в легкие и пишу. Занавески на окнах, закрытые форточки, хорошие фильтры кондиционеров. регулярная влажная уборка, при необходимости – ношение респираторов намного снизят риск попадания «горячих частиц» в легкие.

Несмотря на все принимаемые меры, радионуклиды попадают в организм. Общим подходом профилактики накопления радионуклидов в организме является изотопное разбавление. Поскольку человеческий организм, при избытке какого либо элемента, не усваивает его полностью, а выводит излишек, то надо организовать обмен веществ так, чтобы с этим излишком выводились радионуклиды.

При аварийных ситуациях, связанных с пожарами и взрывами в атмосферу выбрасывается много радиоактивного йода-131. Его период полураспада 8,04 суток. Так что йодная опасность длится не более 1-3 месяцев после загрязнения. Основные пути поступления йода – с воздухом и через молоко, полученное от коров, поедавших траву на загрязненных пастбищах. Йод накапливается в щитовидной железе. Профилактика накопления йода заключается в приеме до 0,25 мг иодида калия на взрослого человека в день.

Стронций-90 и цезий-137 вместе с йодом-131 формируют основную часть радиационной нагрузки. Соединения стабильных стронция и цезия слишком токсичны, чтобы ими пользоваться как иодидом калия. Помочь может диета с высоким содержанием кальция (антагониста радиоактивного стронция) и калия (для разбавления его аналога – цезия) и препараты типа глюконата кальция и хлорида калия.

Дли выведения остальных радионуклидов урана, тория, радиоактивных изотопов кобальта, никеля, меди и т.д. могут помочь соки интенсивно окрашенных ягод. Фталоцианины, которые содержатся в них, образуют с металлами растворимые комплексные соединения и выносят их из организма. Препараты, специально разработанные для лечения лучевой болезни, самостоятельно применять не следует ввиду их высокой токсичности.

Применение алкоголя при облучении – вопрос дискуссионный. По неофициальным сведениям от специалистов, работавших с радиоизотопами в 50-е – 70-е годы прошлого века без соблюдения современных требований безопасности, положительный эффект есть. Получить 100 рентген трезвому – это все равно, что 140 рентген – выпившему. Но не будешь же постоянно пить, ожидая радиационной аварии! После облучения принимать спиртное практически бесполезно. За исключением натурального красного вина, которое выводит радиоактивные металлы.

Радиоактивный фон повседневных предметов Часть 2

Радиоактивный фон повседневных предметов Часть 1

вот они — электроды для аргоновой сварки с торием.
электроды для аргоновой сварки с торием

Уровень (для точной горизонтальной установки прибора, видно пузырек) с СПД:
С расстояния в несколько сантиметров — 30.15 мкЗв/час (3 мР/час):
Применяется довольно широко — от простейших весов до сложных геодезических приборов для установки их в горизонтальной плоскости. Бывают как активные — так и нет. В неразрушенном состоянии особой опасности не представляет, так как ампула герметична а уровень излучения на расстоянии в 20-30 см не превышает 100 мкР/ч.
СПД

Фитиль от газовой лампы китайского или корейского производства. Пропитан какой-то фигнёй с содержанием тория-232 при сгорании образует ярко-белое пламя и альфа-излучающие аэрозоли.
Пропитан какой-то фигнёй с содержанием тория-232

Тумблеры ППН-45. Встречается повсеместно: в приборах, в автомобил и их любят вставлять, оборудовании (особенно военном).
В ручке имеется белый шарик. поднеся доз цифры побежали очень быстро, раза три переваливая за максимально измеряемое значение (9.99 мкЗв/ч). Отнеся тумблер на 1 см удалось получить нормальные показания — 9.32 мкЗв/ч.
Тумблеры ППН-45

Вот такая вешь — называется хроматограф. Встречаются во многих лабораториях.
называется хроматограф

Внутри вот такая штучка:
хроматограф. Встречаются во многих лабораториях

а в той штучке ещё вот такая штучка:
На вид — обычная ничем не примечательная флольга, однако имеет активность 1,2 ГБк. Никель-63.
По бете лупит — мама не горюй. И что самое главное — очень здорово мажется… бумажечка, на которой она лежала потом показала до 800 распадов в минуту.
хроматограф. Встречаются во многих лабораториях

Вот такая коробочка
Вот такая коробочка

содержимое — от одной до нескольких флаконов.
Во флаконах может быть всё что угодно — начиная от тритиевой воды заканчивая цианистым калием. Главное отличие от нормальной воды или от «нормального» цианистого калия — в соединении применён радиоактивный тритий или углерод-14.
Такие флаконы как полные, так и пустые могут попадаться в каких-либо институтах или лабораториях, где увлекались какой-нить биохимией. Меченые дела и всё-такое. Никаким дозиметром вы этот флакон не определите.
Главная опасность состоит при попадании внутрь. Посему если очень хочется его подержать — только в перчатках,
но лучше — не трогать.
Во флаконах может быть всё что угодно - начиная от тритиевой воды заканчивая цианистым калием

А вот что делают с РИТЭГами пьяные оленеводы на вездеходах:
А вот что делают с РИТЭГами пьяные оленеводы на вездеходах

Упс, для тех кто не в курсе: Радиоизотопный термоэлектрический генератор
фотка 2005 года, мощность дозы за 100 Р/ч.
А вот как с ними борются доблестные вертолётчики!!! Изделие «уронилось» с высоты 50 метров. 2004 год.
Радиоизотопный термоэлектрический генератор

А это просто порадовало
А это просто порадовало

Радиоактивный фон повседневных предметов Часть 1

А это просто порадовало

В связи с недавней аварией на Фукусиме, народ стал очень активно интересоваться радиацией. На самом же деле, даже в обычных повседневных предметах присутствует определенный радиоактивный фон, пусть и в небольшого уровня.

Радиоактивный фон повседневных предметов Часть 2

Очень красивая штука — называется секстан (или секстант) кому как нравится больше — тот так и называет. Часто встречается в квартирах бывалых морских волков в качестве настенной игрушки. Шкалы приборов, выпущеных до 70-х годов, выполнены с использованием светомассы постоянного действия (СПД) на основе солей радия-226. Мощность дозы гамма-излучения видно на приборе.
Безопасность: на метре от прибора можно делать всё что угодно.
Опасность: возможность загрязнения радием и его дочерними продуктами распада рук, одежды и всего чего захотите. Главное — газ радон, который выделяется от этого прибора попадёт в лёгкие и бутет тому щастье, особенно в квартирке где прибор будет висеть. Чего делать категорически не стоит: хватать его голыми руками, разбирать, отколупывать краску и скорее тащить домой.
Очень красивая штука - называется секстан (или секстант) кому как нравится больше - тот так и называет.

Часики водолазные. Всё что о них можно сказать сказано про секстан.
Часики водолазные. Всё что о них можно сказать сказано про секстан.


Читать дальше

Площадка "Вега"

Площадка «Вега», где на двух солянокупольных поднятиях с помощью подземных ЯВ в 1980-1984 гг. было создано 15 полостей различного назначения для Астраханского газоперерабатывающего комплекса (АГПК), расположена в 50 км к северу от города Астрахани в пустынном районе. Хронология ПЯВ на площадке «Вега» приводится в 1-ом томе настоящего издания. Технология и оборудование при проведении взрывов на площадке «Вега» были такими же как на площадке «Галит». Все работы, связанные с подготовкой, спуском и подрывом зарядов, осуществляли специалисты КБ АТО при консультации специалистов ВНИИТФ — основных разработчиков использованных зарядов.

Ландшафтно-климатические условия на площадке «Вега» практически те же, что и на площадке «Галит», находящейся в 100 км к северу. Газоконденсатное месторождение приурочено к бортовой части Прикаспийской синеклизы. Галогенная толща кунгурского яруса имеет прослои песчаников, глин, ангидрита, гипса, доломита и представлена над Астраханским сводом четырьмя грядами соляных куполов Северо-Восточного простирания длиной 50 км и шириной 5 км. Все 15 ядерных взрывов осуществлены в отдельных скважинах 1Т-15Т. 13 ПЯВ произведено в изгибе Аксарайско-Утигенской гряды на глубине 1000 м с относительно глубоким залеганием кровли соленосных отложений около 520-720 м с крутыми бортами. Два ПЯВ проведены на той же глубине в пределах Сары-Сорского и Айдикского куполов. Начиная с 1977 г., здесь отмечено возрастание тектонических движений, связанное с наметившимся в этот период аномальным подъемом уровня Каспийского моря. В районе проведения ПЯВ определены 2 уровня подземных вод: подсолевые и надсолевые, а также отмечены запечатанные линзы погребенных в солевой толще рассолов. Начиная с 1962 г., наблюдается устойчивый подъем уровня грунтовых вод. В районе месторождения отмечен аномальный тепловой режим, связанный с интенсивным оттоком тепла по соляным куполам.

По своему географическому положению район типичен для Нижнего Поволжья: полупустынная равнина с абсолютными отметками ниже уровня моря, которая относится к юго-западной окраине песков Батдайсагыр. Микрорельеф представлен совокупностью мелких холмов и понижений, местами переходящих в полуфиксированные и подвижные барханы. Почвенный слой скудный, развивающийся на желто-бурых песках и суглинках. Летние температуры района достигают +42°С, зимние температуры -40°С. Для района характерны сильные ветры, летом с пыльными бурями, зимой с буранами и метелями. Среднее годовое количество осадков не превышает 150-200 мм. Растительный покров района скудный, полупустынного типа. Преобладают черно- и бело-полынные злаковые комплексы с солянковыми сообществами по слабозакрепленным и сыпучим пескам, встречаются кустарники, рогоз, тростник, камыш и пырей.

Первый промышленный приток газа на АГПК получен в 1973 г. Газ и газоконденсат месторождения имеют высокие концентрации сероводорода, что существенно осложняет эксплуатацию месторождения.

Подземные резервуары (ПР) для АГПК создавались 5-ю очередями, в том числе сериями почти одновременных подрывов двух, четырех и шести взрывных устройств.

В связи с задержками по вскрытию и обустройству подземных резервуаров они обследовались и сдавались в опытную эксплуатацию нерегулярно. В 1986 г. было зафиксировано резкое уменьшение объема всех 13 ПР на Аксарайско-Утигенской гряде, причем доказательного объяснения причин этого явления до сих пор не найдено. В 1987 г. семь ПР уменьшенных объемов были заполнены газоконденсатом, а 2 ПР на Сары-Сайской — Айдикской гряде используются как продувочные резервуары для освоения эксплуатационных скважин АГПК. 5 ПР настолько потеряли объем, что непригодны для эксплуатации и подлежат ликвидации.

Начиная с 1980 г., в районе проводились систематические работы по контролю возможного радиоактивного загрязнения объектов окружающей среды: почвы, растительности и воды.

Пробы почвенно-растительного покрова отбирались ежегодно на каждой из технологических площадок IT-15T и в прилегающих районах наблюдения, в районе поселков Аксарайский и Селитренное, а также на берегу рек Бузан и Ахтуба, в районах отбора проб воды. В пробах определялась суммарная бета-активность и оценивалась объемная активность, которая находилась на среднефоновых уровнях. Одновременно во всех точках пробоотбора проводились измерения гамма-фона на местности. После проведения ПЯВ серии «Вега» на технологических площадках 1Т-15Т радиоактивного загрязнения объектов окружающей среды не произошло. В результате работ по вскрытию полостей и стравливанию из них парогазовой смеси также не произошло радиоактивного загрязнения. Обобщенные данные по наблюдению за радиоактивным загрязнением объектов окружающей среды приведены в табл. 4.18.

Таблица 4.18
Радиоактивность проб почвенно-растительного покрова в районе площадки «Вега» до 1986 г.
Место отбора проб,
технологическая площадка Количество проб
(точек отбора) Мощность дозы,
мкР/час Средняя активность
проб, Бк/кг
Почвы Растительности
(сырого веса)
Bera-I(1T) 40 12-15 600 180
Вега-II (2Т, 4Т) 76 12-15 850 265
Вега-III (3Т, 6Т, 7Т) 152 12-15 480 120
Bera-IV(8T-13T) 230 — 580 180
Bera-V(14T,15T) 48 — 710 215

Таблица 4.19
Радиоактивность проб почвенно-растительного покрова в районе площадки «Вега» во II-ом квартале 1986 г.
Место отбора проб,
технологическая площадка Количество проб
(точек отбора) Мощность дозы,
мкР/ч Удельная активность
проб, Бк/кг
Почвы Растительности
(сырого веса)
14Т
15Т 20
20 15
15 550
550 2415
1766

Радиоактивность окружающей среды на площадке «Вега» с 1980 г. соответствовала средним фоновым значениям, характерным уровням для глобальных радиоактивных выпадений на территории данного региона до 1986 г.

Во втором квартале 1986 г. проводились контрольные отборы проб и анализы проб почвенно-растительного покрова перед пуском 1 -ой очереди газоперерабатывающего завода. Эти данные приведены в табл. 4.19.

Было отмечено резкое увеличение радиоактивности растительного покрова в районе площадки «Вега» с превышением удельной активности на порядок от обычных фоновых значений. Пробы были подвергнуты радиометрическим анализам и исследованы на содержание в них отдельных радионуклидов. В результате проведенных анализов в пробах золы растений были идентифицированы: Се-141; Ru-103; Zr-95; Nb-95; Ce-144; Ru-106; Cs-134, ранее в районе не наблюдавшиеся.

Проведенный анализ показал, что растительный покров в районе площадки «Вега» был загрязнен свежими радиоактивными выпадениями продуктов деления в результате аварии на Чернобыльской АЭС.

Были проведены также исследования воды из источников водоснабжения населения в поселках Селитренное и Аксарайский. Данные о радиоактивности питьевой воды из источников рек Ахтуба и рек Бузан приведены в таблице 4.20.

Таблица 4.20
Радиоактивность проб воды из рек Ахтуба и Бузан в районе поселков Аксарайский и Селитренное во 2 квартале 1986 г.
Место отбора проб: река, посёлок Активность воды, Бк/л Активность окисленной формы трития, Бк/мл
Р. Ахтуба п. Селитренное 0,18 0,28
р. Бузан п. Аксарайский 0,1 0,28

В воде источников водоснабжения населения района объекта «Вега» (в реках Ахтуба и Бузан) не было отмечено радиоактивных загрязнений. Объемная активность воды и содержание окисленной формы трития находилась в 1986 году на фоновых уровнях.

26.06.91 создалась нештатная ситуация, связанная с истечением радиоактивного рассола скважины 5Т через задвижку фонтанной арматуры. Среднее содержание радионуклидов в рассоле составило по цезию-137 1·104 Бк/л. Были приняты меры по ликвидации истечения, при этом произошло загрязнение фунта приустьевой площадки размером 3x4 м2. Кроме того, на площадке 5Т производилось временное складирование загрязненного грунта с других технологических площадок (например, с площадки 8Т вывезено 200 кг грунта с содержанием цезия-137 3,2·104 Бк/кг). Всего на площадке 5Т находилось 3000 т слабо и среднезагрязненного грунта.

Был проведен комплекс работ по предотвращению дальнейшего распространения радиоактивного загрязнения. Территории приустьевых площадок были ограждены. На площадках 1T, ЗТ, 4Т, 6Т, 7Т, 10Т-15Т радиоактивных загрязнений почвенно-растительного покрова выше фоновых уровней не обнаружено. В настоящее время ведутся проектные работы по ликвидации загрязнений и закрытию емкостей. Контроль и анализ радиоэкологической обстановки на площадке «Вега» в течение всего периода существования площадки осуществляется сотрудниками НПО «Радиевый институт» им. В.Г.Хлопина.

«Газпром» пытается предотвратить экологическую катастрофу под Астраханью


«Дочка» «Газпрома» — «Подземгазпром» — объявила конкурс на ремонт подземных емкостей для хранения газоконденсата, которые расположены на радиационно опасном объекте «Вега» в Астраханской области. В очередной раз госкопания пытается за десятки миллионов рублей «залатать дыры» на своих радиоактивных объектах. В то же время эксперты уверены, что заказанные «Газпромом» работы не решат проблему заражения территорий радиацией, а лишь оттянут на время экологическую катастрофу. «Или идет распил бюджета, или это действительно какая-то легкая паника со стороны госкорпорации», — комментируют экологи решение «Подземгазпрома» выделить 45 млн рублей на ликвидацию последствий подземных ядерных взрывов 25-тилетней давности.



В 1980–1984 годах в Астраханской области было проведено более десятка ядерных взрывов для создания подземных емкостей для хранения газоконденсата. Программа получила кодовое название «Вега». Мощность зарядов составляла от 3,2 кт 13,5 кт. Это были экспериментальные способы использования газовых месторождений, которые сегодня выявили полную несостоятельность подземных ядерно-взрывных технологий.

В настоящее время это наследие советской эпохи находится на «дочке» «Газпрома», которая продолжает использовать резервуары. Какова ситуация на объекте, понять сложно: компания не раскрывает информацию. Зато о ней наслышаны экологи. «Вопреки проектным расчетам полости подземных ядерных взрывов вскоре внезапно деформировались, обводнились, и из них стал отжиматься к поверхности радиоактивный рассол», — говорит ведущий научный сотрудник Института динамики геосферы РАН Борис Голубов. Не исключено также, что по сети подводных каналов грунтовые воды могут проникнуть в зону подземного ядерного взрыва. По сути, это означает, что «радиоактивные рассолы» могут просочиться в Каспийское море и попасть в Астрахань. Кроме того, по словам Голубова, на поверхности объекта вся растительность пропитана серой. На аналогичном объекте в Карачаганаке было выявлено, что на ногах у лошадей, который пасутся в этом районе, образуются язвы. Есть и еще один опасный фактор — подвижки недр. По данным «Маркера», «Газпром» на «Веге» даже создал геодинамический полигон, чтобы отслеживать сейсмические изменения, однако результаты его исследований получить невозможно.

Судя по всему, «Газпром» признает наличие проблем с «Вегой», иначе сложно объяснить тот факт, что в течение последних лет он систематически проводит конкурсы по ликвидации последствий подземных ядерных взрывов на «Веге». Последний тендер, объявленный «Подземгазпромом» на прошлой неделе, — антирадиационная защита скважины на объекте «Вега». Цель работ — установить радиационную изоляцию вдоль скважины. Причем все это нужно сделать в течение четырех месяцев со дня заключения контракта. Учитывая, что итоги конкурса будут подведены в сентябре-октябре, работы придется выполнять зимой. Сумма контракта — 45 млн рублей. Аналогичных тендеров на ремонтные работы на радиоактивных объектах, согласно информации на сайте «Газпрома», было проведено более 20. Почти всегда в них побеждали две компании — «Волгабурвод» и «ПКФ Евразия», связаться с представителями которых не удалось. На сайте не раскрываются суммы прошлых контрактов, но если брать исключительно аналогичные проекты, то можно говорить о сотнях миллионов рублей, направленных на ликвидацию последствий на объектах «Вега», «Сапфир» и «Магистраль».

Впрочем, по словам экспертов, все эти работы смогут лишь оттянуть экологическую катастрофу, так как изоляция скважины не означает изоляции всей полости подземного ядерного взрыва. По мнению советника РАН известного эколога Алексея Яблокова, вообще не очень понятно, чего «Газпром» хочет добиться этими конкурсами. «Почему они зашевелились? — размышляет профессор. — Потому что идет распил бюджета? Или это действительно какая-то легкая паника, и они, не договаривая всего нам, пытаются что-то сделать».

Эксперты уверены: решить проблему локальными заливами бетона нельзя. «Сейчас этот вопрос надо решать на государственном уровне, поскольку это глобальная межотраслевая проблема. Это вопрос безопасности целого региона», — подчеркивает Голубов. «Этот объект очень опасен. Атомщики сами признали, что все объекты подземных ядерных взрывов являются неконтролируемыми местами хранения высокоактивных отходов, — подчеркивает Алексей Яблоков. — Но поскольку у нас не привыкли думать на десять или сто лет вперед, то, по всей видимости, там действительно что-то произошло, что их беспокоит в масштабах трех-четырех лет». Представители «Газпрома» на запрос «Маркера» не ответили.

взято тута

Аварийный процесс

Аварийный процесс
Но даже несмотря на то, что проблемами радиоактивных хранилищ будут заниматься такие интересные специалисты, экологи считают: все эти работы способны лишь оттянуть экологическую катастрофу, поскольку изоляция скважины не означает изоляции всей полости подземного ядерного взрыва. «Сейчас этот вопрос надо решать на государственном уровне, поскольку это глобальная межотраслевая проблема. Это вопрос безопасности целого региона», – говорит ведущий научный сотрудник Института динамики геосферы РАН Борис Голубов.
Тем более что из-за корпоративной секретности «Газпрома» учёным не совсем понятно, каким именно методом будет проводиться изоляция радиоактивных хранилищ газа.
Николай Волков рассказывает: «Когда мы там работали, было две концепции консервации хранилищ. Представители Минатома носились с идеей нагнетать туда полимер, вязкий материал, и им заткнуть скважины. Я им тогда говорил – опомнитесь, что вы делаете, вы заткнете ствол скважины, но там же вокруг, в затрубном пространстве, куча трещин и гидроразрывов. Пусть из скважины идет радионуклид. Его можно улавливать и перезахоранивать уже более надёжным и безопасным способом. А если заткнёшь скважину – начнётся неконтролируемый процесс. Неизвестно, где и когда выскочит это дерьмо. Некоторое время будет тишина – лет 5-10, может быть, 15, а то и 20. Но затем вода дырочку найдёт. Но это наше предложение невозможно было с Минатомом обсуждать, они ничего не слушали. Атомщики, не побоюсь этого слова, ни хрена не понимают в геологии.
Второй способ – объект опасный, давайте действовать по принципу «не колыхать»: отойти от этого объекта, скважины не бурить вокруг полостей, не трогать метра в зоне этих взрывов. На ряде объектов уже происходят необратимые процессы. И поэтому надо убегать подальше от этих объектов. Но тут «восстал» «Газпром». Потому что у них в зоне этих взрывов набурено около 300 эксплуатационных скважин по добыче газоконденсата. И поэтому газовики поддержали атомщиков.
Наши предложения вошли с Минатомом и с «Газпромом» вразнос. И нас убрали к чёртовой бабушке, чтоб мы там нос не совали. Не мешали им делать деньги», – говорит Николай Волков.
На каком способе изоляции радиоактивных газовых хранилищ остановились сейчас чиновники «Газпрома», корреспондентам «Совершенно секретно» выяснить пока не удалось. Заинтересованные ведомства предпочитают хранить в тайне свои планы по радиоактивным газовым хранилищам Астраханского газоперерабатывающего завода.
Между тем, видимо, прав член-корреспондент РАН Яблоков в том, что «газпромовцы» «зашевелились» из-за «лёгкой паники», возникшей по какой-то неизвестной пока общественности причине. Три месяца назад, 28 июня, ООО «Подземгазпром» объявил тендер на «Работы по периодическому обследованию состояния устья скважин, на обеспечение круглосуточного дежурства оперативной группы на радиационно опасном объекте «Вега». Хотя ещё 7 лет назад, на пресс-конференции в Астрахани, видный чиновник «Газпрома» Александр Соловьянов успокаивал, что «объект «Вега» – это не реальная, а мнимая опасность». Потому что «глубина, на которой находятся ёмкости, – 1000 метров, к тому же они окружены монолитом из каменной соли, толщина которого местами достигает нескольких километров, что исключает попадание радионуклидов в грунтовые воды».
«Скорее всего процессы сокращения внутреннего объёма подземных емкостей резко ускорились, и радиоактивный рассол отжимается на поверхность уже с такой скоростью и в таких объёмах, что аварийный процесс требует постоянного мониторинга», – сошлись во мнении опрошенные нами специалисты, которые рассказали «Совершенно секретно» про астраханскую подземную Хиросиму.
– Лет десять-пятнадцать назад риск опасных последствий подземных ядерных взрывов ещё можно было хоть как-то сгладить, смягчить. Но из-за спеси атомщиков, да и подпевающих им газпромовцев, ситуация упорно загонялась в бесконечный тупик.
Особенности этой «глубокой ямы» обыватель, да и многие спецы, едва ли и сейчас ощущают в полной мере. Но минет ещё с десяток лет и всё это самое «совершенно секретное» всё же всплывёт наружу, – говорит Борис Голубов.

взято тута

Страшная тайна «Астраханьгазпрома»

Страшная тайна «Астраханьгазпрома»
По мнению учёных, «последствия» подземных ядерных взрывов в Астрахани по подземным руслам древних рек могут доходить до Волгограда и даже Ставрополя и Краснодара.
Уже в 1989 году было достоверно установлено, что половина подземных емкостей «потеряли промышленное значение», и их было решено закрыть. Хотя тогда для многих газовиков история строительства этих хранилищ была тайной, нашлись здравомыслящие люди, которые заговорили о проблеме достаточно честно. В стране наступили времена раскрытия многих зловещих тайн. И в протоколе технического совещания по вопросам санитарной безопасности, экологии и охраны окружающей среды от 1989 года появилось выражение «радиационная безопасность». Были официально зарегистрированы «случаи локального разлива загрязнённого рассола на площадках подземных ёмкостей». В том же протоколе было с тревогой отмечено, что устья ёмкостей не оборудованы установками радиационной безопасности. Экологическая же ситуация на объекте «Вега» названа в документе «нормальной». Но с важной оговоркой – за исключением тех участков, которые «загрязнены» вылившимся из подземных ёмкостей рассолом.
В начале 90-х годов «Вегой» заинтересовался Госатомнадзор РФ. Заключение его комиссии было крайне серьёзным: 13 подземных емкостей находятся в предаварийном состоянии, на четырёх из них замеры радиационной дозы превысили фоновые значения в десятки и сотни раз. Участки грунта вокруг были признаны заражёнными.
И тут выяснилась скандальная и страшная деталь: у эксплуатирующего эти хранилища «Астраханьгазпрома» не было лицензии на право работ с источниками ионизирующего излучения, не было специальных хранилищ радиоактивных отходов, санитарных паспортов на их хранение и т.д. В дальнейшем руководители «Астраханьгазпрома» неоднократно заявляли, что всё это произошло из-за отсутствия у них достоверной информации о способе строительства этих хранилищ с помощью ядерных взрывов. Однако, несмотря на постановления и распоряжения различных инстанций, астраханская дочка «Газпрома» не торопилась выполнять законы. Лицензии на работы с источниками ионизирующего излучения были получены только в 1998 году.
Почти 10 лет «Астраханьгазпром» скрывал от своих работников информацию об уровне радиоактивности газовых хранилищ. Бригады рабочих сливали радиоактивный рассол из скважин, убирали заражённый грунт, мыли инструменты и трубы, даже не задумываясь, что они фактически выполняют работу ликвидаторов радиационной аварии.
В 2003 году видный чиновник «Газпрома» Александр Соловьянов с лёгкостью объяснит это преступное промедление в получении необходимых лицензий сложностью бюрократических процедур: «Так как отношение к радиационной опасности на территории нашей страны особое, тем более что мы пострадали частично от Чернобыльской аварии, количество документов, которые приходится согласовывать, – колоссальное. Каждый шаг требует согласования со специальными органами, потому процесс длителен с точки зрения его оформления».
В марте 1998 года представители Комитета по охране окружающей среды Астраханской области официально заявили о радиационной аварии на объекте «Вега». Как писала одна из астраханских газет, «… по их данным, превышение радиационного фона было в 265 раз. К тому же территория, на которой вопреки всем законам хранились радиоактивные отходы, никак не охранялась – вокруг скважин мирно паслись коровы. Более того, с «Веги» можно было спокойно вынести всё, что плохо лежит. Например, трубы. Их вытащили из скважин за ненадобностью и сложили тут же, под открытым небом. Диаметр бывшего газопровода был самый подходящий для садового полива. И в один прекрасный день 800 м этих труб с территории просто исчезли. Украденное искали вертолёты, ФСБ, сам «Астраханьгазпром», но тщетно».
После того, как дочка «Газпрома» получила соответствующие лицензии и выдала рабочим подземных хранилищ соответствующее оборудование и дозиметры, провела специальный инструктаж, и тайное, наконец, стало явным, среди рабочих начались волнения. Они стали требовать компенсации за вредность. В ходе конфликта даже написали письмо Владимиру Путину: «… В 1998 г. нам выдали дозиметр, фиксирующий ионизирующие излучения только в гамма-диапазоне, и мы узнали, что на некоторых участках территории и фонтанного оборудования излучение превышает природный фон в 2000 раз – 32000 микрорентген в час».
Но «Астраханьгазпром» не стал выполнять требований рабочих и решил от них избавиться – путём сокращения. Рабочие стали добиваться справедливости через суд, но безуспешно. Их поддерживал один из самых авторитетных учёных Астрахани, профессор Астраханского государственного медицинского университета Эдуард Великанов. Ужасные проблемы радиоактивных хранилищ он изучал много лет, много лет требовал от властей всех уровней разобраться с этой экологической катастрофой. Защищая права рабочих подземных хранилищ, он даже подал иск в Европейский суд по правам человека, писал во все возможные российские инстанции, требовал, чтобы к астраханским газовым хранилищам допустили комиссию МАГАТЭ. Астраханские журналисты и экологи называли его не иначе как «праведником». Но в 2008 г. Великанов неожиданно умер в возрасте 65 лет, и пока в Астрахани подобного ему праведника не появилось и никто теперь не поднимает в городе проблему радиоактивных хранилищ.
В законченной незадолго до смерти книге «Политическая экология» профессор Эдуард Великанов рассказал о многих проблемах Астраханской области – от возможного затопления города Каспийским морем до подробного анализа радиоактивной и химической угроз, нависших над астраханцами. В ней он также писал, что местные чиновники намеренно скрывают от федеральных властей опаснейшие последствия разрушения радиоактивных газовых хранилищ, поскольку «прикормлены» «Газпромом».

Атомный тендер булочников
В 1999 году «Газпром» передал астраханские подземные газохранилища своему дочернему предприятию ООО «Подземгазпром». Спустя четыре года начальник Управления энергосбережения и экологии ОАО «Газпром» Александр Соловьянов сообщил, что для работы с радиоактивными объектами «все необходимые лицензии «Подземгазпром» имеет и безопасность этих операций практически обеспечена». Сказал он об этом на специальной пресс-конференции в Астрахани в конце ноября 2003 года и пообещал, что полная консервация объекта «Вега» должна закончиться в 2006 году. На той же пресс-конференции главный инженер «Подземгазпрома» Евгений Коснов заявил, что ликвидация «Веги» осуществляется по «Целевой программе работ по решению проблемы охраны окружающей среды на радиационных объектах ОАО «Газпром» на 2001-2005 г.г.» и на неё будет выделено 670 миллионов рублей.
Но прошло ещё 7 лет, прежде чем «Подземгазпром» объявил в марте прошлого года тендер на «право заключения договора на выполнение аварийно-ремонтных работ» на нескольких скважинах «радиационно опасного объекта «Вега» Астраханского газоконденсатного месторождения» и «на право заключения договора на выполнение строительства контрольно-наблюдательных скважин системы радиационного мониторинга на акчагыльский водоносный горизонт в районе расположения подземных ёмкостей радиационно опасного объекта «Вега».
А в начале нынешнего августа «Подземгазпром» объявил ещё один тендер на установление радиационной изоляции вдоль одной из скважин объекта «Вега». Итоги этого тендера будут подведены в сентябре-октябре. По условиям контракта, все работы нужно провести в течение четырёх месяцев. А это значит, что сложнейшие технологические работы на открытом объекте в астраханской степи нужно будет проводить зимой. Сумма последнего контракта – 45 миллионов рублей. Суммы контрактов предыдущих тендеров не объявлялись.
Специалистов удивило, что все предыдущие тендеры на работу с радиационными объектами «Газпрома» выигрывали две компании – ООО «Волгабурвод» и ООО ПКФ «Евразия». Причём иногда договор с ними заключался даже без конкурса «на основании того, что поступила одна конкурсная заявка». Известный эколог Алексей Яблоков по этому поводу недоумевает: «Почему они зашевелились? Потому что идёт распил бюджета? Или это действительно какая-то лёгкая паника, и они, не договаривая всего нам, пытаются что-то сделать».
Но на лёгкую панику это не похоже, если знать, что ООО «Волгабурвод» и ООО ПКФ «Евразия» получили лицензии «на вывод из эксплуатации ядерной установки – комплекса с ядерными зарядами, предназначенными для использования в мирных целях», на объекте «Вега» задолго до объявленного «Подземгазпромом» тендера, ещё в 2007 г. Похоже, они серьёзно готовились заранее. Вопрос только, к чему – к «распилу бюджета», или «что-то сделать»?
Однако обе эти организации до получения данной лицензии прежде никогда похожими работами не занимались. ООО «Волгабурвод» – бурило скважины на воду и гидрогеологические скважины различного назначения, а ООО ПКФ «Евразия» вообще поначалу занималось торговлей «предметами повседневного потребления», предприятиями «по производству хлеба и хлебобулочных изделий», затем строительством коттеджей и их внутренней отделкой. Кстати, учредитель и владелец ПКФ «Евразия» Геннадий Арустамян среди астраханских чиновников человек известный: несколько лет назад он работал директором ФЛ ГП «Госспецмонтажпредприятие МВД России», а затем директором ФГУП «Астраханьгостранссигнал».

взято тута

Астраханский афтершок

Астраханский афтершок
– Если смотреть из космоса или с самолета на это место – пустынная территория. Сверху вроде бы видны тропинки – пути миграций животных. Но территории оцеплены, дороги, которые никуда не ведут, локально эти объекты – 100 на 100 метров – закрыты проволочным заграждением. И вроде бы их и нет – как будто их забыли. Хотя 2 хранилища до сих пор используются – на них работают люди, – рассказывает Андрей Синяев.
– Я хорошо в детстве запомнил событие, когда нам сказали, что это отголоски какого-то землетрясения, или бакинского или ещё какого-то, это были как раз 82-83 год, –продолжает Синяев. – Я учился в школе. Помню, «поцеловался» со своим шифоньером. Заходил в комнату – качнуло так, что я налетел на дверку. Там побилась посуда, качнуло, были толчки. Было похоже на землетрясение. Но Астрахань не сейсмическая зона. Исторически это дно древнего океана. Там низменность и осадочные породы. Что мне ещё в детстве запомнилось – я очень любил ласточек и стрижей. У нас была большая дача с большими деревьями. И дед всегда делал скворечники – чем больше птиц, тем меньше химии всякой надо, чтобы опрыскивать виноград и остальное, – птицы всех жучков склёвывают.
И вдруг из птиц остались только грачи. Все ласточки и синички, всё особо изящное и особо красивое – исчезло. Даже многие насекомые исчезли. Изменился даже цвет воды за 2-3 года на этой территории. Если раньше мы ныряли в озёра, и там как в зеркале можно было смотреться, вода была очень чистой, и Волга была чище намного, то после – плакать можно было: не вода, а эмульсия.
Произошло загрязнение территории, в целом жизнь там утихла. Она ощущается только в дельте Волги, где много камыша и воды. Но даже это не то, что было 20-30 лет назад, когда можно было чуть ли не руками ловить рыбу. Да и ловили в тёплый период, во время разлива Волги – сачками, когда рыба была вялая. Рыбы было сотни тысяч тонн.
Было много нерестилищ. А сейчас рыбная ловля запрещена – всё исчезает. Состояние бассейна катастрофическое. Квоты жуткие, чтобы вообще рыба не исчезла, очень много больной рыбы. Грубо говоря – природа будто СПИДом заражена. Иммунная система самоочистки нарушена.
Интересный факт: спустя 20-30 лет узнаёшь, что там этим занимались люди, которых ты видел, знал, дружил с их детьми, родственниками, но понятия не имел, чем занимается человек. Сотрудники «Газпрома», боясь потерять работу, даже дома не рассказывали, чем они занимаются. Были подписки, серьёзные санкции за разглашение. Мы мало знаем реальной информации, что там происходило, – рассказывает Андрей Синяев.
По воспоминаниям ученого Николая Волкова, каждый подземный взрыв в Астрахани вызывал землетрясение с магнитудой до 4-5 баллов – средней силы землетрясение.
– Во время прохождения ударной волны возникало два импульса. А после взрыва, когда образовалась полость, минут через 40 или даже через сутки, происходило обрушение свода полости – огромный кусок падал сверху на дно и следовал приглушенный удар. А потом начинались афтершоки – поствзрывные мелкие землетрясения. Эти явления наблюдали на полигонах и наши, и американцы.
Афтершоки обычно длятся от 2 до 3 месяцев и охватывают радиус в 30 километров. А в Америке при подземных ядерных испытаниях они были зафиксированы даже на расстоянии до 70 км. Это мелкие землетрясения с магнитудой до 2 баллов, а иногда бывает чуть ли не сильнее, чем сам взрыв, но потом они успокаиваются. Но на этом всё не заканчивается: начинаются вялотекущие геологические процессы на месяцы, годы и столетия, – рассказывает Волков.
По некоторым данным, «Газпром» недавно создал на «Веге» геодинамический полигон, чтобы отслеживать сейсмические изменения, но результаты исследований засекретил.

Радионуклиды. По руслам древних рек
По словам Николая Волкова, те соляные купола, в которых проводились взрывы в Астрахани на глубине 800 и 1000 метров, находились рядом с расположенными глубже рапопроявлениями – солёной водой, которая сконцентрировалась в подземных линзах.
– Там над соляными куполами, в которых проводились ядерные взрывы, куча врезанных палеодолин – рек. Они выполнены галечниками, конгломератами и поэтому то, что идёт с глубины, попадает в эти палеодолины рек. И радионуклиды по этим палеодолинам могут «разгружаться» в Волгу и в Каспий.
Взрывы были на глубине до 1 км, а газовый конденсат добывают на глубине 4100 метров, он идёт по трубе. Вероятность его загрязнения почти равна нулю. А вот оборудование – да, загрязняется.
Подземные воды обогащены естественным радием, и идёт следующий процесс: радий в виде сульфата оседает на трубах буровых, и таким образом техногенное загрязнение находится в сочетании с природным – оно усиливается. Сейчас в Астрахани ртуть и радионуклиды прут на поверхность. Такой букет, биохимический подарок – эмонации ртути, а ртуть испаряется, – рассказывает Волков.

взято тута

Блоги, Радиационная обстановка